Дело №14 Блиц

Дело №14 Блиц

Алексей Бенедиктов

25 марта. 2038 год

Лондон. Частный дом на Кингс-роуд

Миссис Мэри Адамс поправила чепчик, высморкалась в носовой платочек, достала ртутный градусник из подмышки и протянула его своей подруге миссис Норе Хайман.

         Нора Хайман — пожилая женщина с благородными чертами лица и хорошими манерами, мельком взглянула на допотопный термометр и, всплеснув руками, произнесла:

        — Мэри, у тебя 39,2 градуса по Цельсию!

         — Ах, — устало покачала седой головой миссис Адамс. — В наши годы естественно острое респираторное заболевание протекает тяжело. Возраст есть возраст, и, как ни крути, а вскрытия не избежать…

         — Ну что ты болтаешь. Сейчас же прекрати говорить глупости и прими еще одну таблетку аспирина.

         Мэри Адамс послушно умолкла, взяла со столика лекарство, стакан воды и приняла таблетку.

         — Сделай мне кровопускание, — тихо попросила подругу миссис Адамс. — Я знаю, ты умеешь… У тебя легкая рука…

         — Нет, Мэри, это я в молодости баловалась… Современная медицина отказалась от этого средневекового метода. Сейчас подействует аспирин.

         Мэри Адамс тяжело вздохнула и начала обмахивать себя китайским веером.

         — Завидую я тебе, Нора. Взрослые дети, внуки, а у меня … 

         — Прекрати! У тебя такой чудесный племянник: интеллигентный, застенчивый. В наши дни, когда молодые люди все тело покрывают татуировками, носят кольца в носу, даже днем при свете занимаются сексом, твой Эрик просто как оазис в африканской пустыне, — сказала Нора Хайман и с большим трудом поднялась со стула. — Пора мне. До завтра.

         — Нора, может быть ты мне все-таки сделаешь кровопускание? Выпусти из меня дурную кровь, — жалобно попросила больная женщина.

         — Никаких кровопусканий. Покой и легкий ужин, вот что тебе сейчас нужно. Когда придет племянник, пусть приготовит покушать. Мэри, ты должна поесть даже через силу. Слышишь?

         — Хорошо, — миссис Адамc слегка помахала подруге левой рукой.

         — После ухода миссис Хайман не прошло и получаса, как внизу хлопнула дверь, а через пару минут в комнату к миссис Адамc вихрем ворвался-влетел высокий, худой молодой человек лет двадцати от роду. Был он аккуратно одет, аккуратно подстрижен и крайне взволнован:

         — Тетя! Как вы себя чувствуете?! Нас неожиданно задержали в Университете на коллоквиуме по неорганической химии…

         — Спасибо, Эрик, спасибо… Получше, получше мне сегодня, хотя снова была температура…

         — Как?! Опять температура?! Какая температура, тетя?!

         — 39,2о…

         — По Цельсию?

         — По Цельсию, но я приняла вторую таблетку аспирина, — устало улыбнувшись, сказала больная и, тепло, посмотрев на племянника, добавила. — Ах, поскорее бы тебя женить, Эрик.

         — Ну, что вы, тетя, — юнец слегка покраснел и заморгал, как девица. — Для меня на первом месте учеба. Да, и молод я еще и неказист… Рано мне… Мне бы ума понабраться… На ноги встать… Жизненный опыт приобрести… Материально окрепнуть… Специалистом стать хорошим нужным для общества…

         — Так-то оно так, — согласилась старушка. — Только вот, помру я и не увижу твоей суженой…

         — Не говорите так! Пожалуйста, не говорите… Приготовить ужин?

         — Только если манной каши немного… — миссис Мэри Адамс громко чихнула и высморкалась в платок.

         — Хорошо, тетя, хорошо. Сейчас я вам манную кашку приготовлю, и ваш любимый чай заварю, — племянник пулей устремился на кухню.

         «Как он старается… Какое рвение… Побежал готовить, аж, чуть башку в дверях не расшиб… Да, таких молодых людей нынче днем с огнем не найти… Редкий, очень редкий экземплярчик…» — подумала больная старушка.

*    *    *

         На следующий день 26 марта 2038 года в 10.30 утра Нора Хайман, как и обещала, пришла навестить свою подругу. Она открыла входную дверь ключом, который на время болезни дала ей Мэри Адамс. В спальной комнате Нора Хайман увидела мертвую миссис Адамс, лежащую на полу рядом с кроватью.

 

 

27 марта 2038 года 

Лондон  Нью Скотланд-Ярд

 

        Бобби Кларк прикрыл за собой бронированную дверь и вошел в кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

        — Добрый день, шеф. Вызывали?

        — Привет, проходи, садись. Сейчас придет сержант Кук. Он ведет дело некой миссис Мэри Адамс. Причина смерти: отравление. Или это убийство или самоубийство. Если убийство, нужно срочно разыскать убийцу. Срочно. Потому что подруга жертвы — божий одуванчик, со вчерашнего дня и сегодня утром ловит меня у входа в Скотланд-Ярд, хватает за рукав и требует: «Вы должны найти убийцу. Найти и отправить на виселицу, а перед этим хорошенько помучить его в застенках Скотланд-Ярда». Эту фразу я прослушал, как минимум, раз тридцать. Еще немного, и я просто взорвусь…

       Шеф никогда не терявший хладнокровия в любых экстремальных ситуациях; шеф сотни раз, не моргнув, смотревший в лицо и не только в лицо смерти; шеф — человек-легенда, в данном случае был на пределе.

        — Вот такое мнение в народе о полиции. Многие люди думают, что у нас тут в подвалах дыба, испанский сапог… — Бобби Кларк сочувственно покачал головой. — Кстати, вы, шеф, уже можете писать мемуары «В застенках Скотланд-Ярда».

        — Шутки в сторону. Познакомься с делом и сегодня же раскрой его, иначе подруга умершей добьет меня. 

        —  Шеф, но с сегодняшнего дня я в отпуске, я заехал сюда за отпускными, и сегодня в одиннадцать часов вечера мы с женой вылетаем из Хитроу в Геленджик по горящей туристической путевке…

        Дивизионный комиссар Джеймс Хью нахмурил брови и посмотрел на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле: — Сейчас только десять утра, до вечера у тебя еще масса времени. Раскроешь дело и лети отдыхай. Я бы сам включился, но весь день расписан буквально по секундам…

        Бронированная дверь открылась, и на пороге кабинета по стойке «смирно», чуть задрав острый подбородок, застыл сержант Кук:

        — Вызывали, сэр?!

        — Заходи, дорогой, — шеф приветливо кивнул. — Садись, в ногах правды нет, а где она есть, никто не знает.

       Сержант был очень молод и очень гладко выбрит. Пуговицы на его полицейской форме блестели, туфли сверкали, глазами он жрал начальство.

        Сержант, прямо здесь и сейчас познакомьте лейтенанта Кларка с делом, которое ведете. Уверен, что вы быстро его раскроете, — шеф легко поднялся из-за стола и поправил кобуру подмышкой. — Ну, мальчики, надеюсь на вас, а я поехал на встречу с министром юстиции.  

        — До свидания, сэр, — почти одновременно ответили Бобби Кларк и сержант Кук.

        Дивизионный комиссар Джеймс Хью еще не закрыл за собой дверь, а сержант уже начал докладывать Бобби Кларку:

        — Вчера утром в 10.30 миссис Нора Хайман пришла навестить свою подругу Мэри Адамс, которая проживала одна. Миссис Адамс в течение пяти дней болела ОРЗ с высокой температурой, и Нора Хайман в дневные часы за ней ухаживала. Миссис Хайман открыла входную дверь ключом, который отдала ей миссис Адамс, поднялась на второй этаж в спальню Мэри Адамс, где увидела мертвую хозяйку дома, лежащую у кровати. Миссис Хайман вызвала полицию. На вскрытии выяснилось, что смерть Мэри Адамс наступила накануне вечером — 25 марта в промежутке от десяти до двенадцати часов ночи, причина смерти: отравление.

       — Крысиный яд? — лейтенант Кларк расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука.

       — Нет, яд из группы фосфорорганических соединений.

       — Это покруче, покруче… Каким путем совершено отравление?

       — Эксперты утверждают, что через пищу или просто человек выпил отраву.

       — Как быстро могла наступить смерть? — Бобби Кларк достал пачку сигарет.

       — Это зависит от количества принятого яда… Так вот, на кухне на столе стоял флакон с жидкостью для травли клопов и тараканов. Сосуд был на одну треть пуст. Токсикологи установили, что жидкость вполне могла быть причиной смерти. На флаконе обнаружены отпечатки пальцев самой Мэри Адамс, её  племянника Эрика Вэрнса и еще двух не установленных лиц.

       — Вы допросили по этому поводу Эрика Вэрнса?

       — Да, племянник объяснил, что почти месяц назад купил это средство для борьбы с тараканами по просьбе тети, но применяла ли жидкость тетя, не знает. Племянник говорит, что когда уходил от тети, флакона на столе в кухне не было, — с этими словами сержант Кук полез во внутренний карман пиджака и достал оттуда темно-желтый флакон. — Вот, вчера вечером я купил такой же в магазине. Чтобы незаметно кого-нибудь отравить, эту жидкость бесполезно добавлять в пищу. Человек сразу уловит неладное. Вы только понюхайте…

       Сержант свинтил пробку и протянул флакон лейтенанту. Едва Бобби Кларк поднес емкость к лицу, как в нос ему ударил тошнотворно-приторный запах.

       — Ну и вонища… — согласился Бобби.

       Получается, что старушка, по-видимому, из-за болезни, подъема температуры тела и немолодого возраста впала в депрессию и, когда осталась одна, наложила на себя руки, приняв отраву. Правда, её подруга миссис Нора Хайман утверждает, что миссис Мэри Адамс не собиралась покончить жизнь самоубийством… А с другой стороны, если бы не запах, то самое-то такую жидкость в еду, коли задумал кого извести. Самое-то!

       — Это почему, самое-то? — изумился майор Кларк.

       — Я решил вчера поэкспериментировать, ну, и накапал себе на  язык чуть-чуть. Так вот, жидкость эта совсем без вкуса, как вода. Потом я, конечно, выплюнул.

       — Что удалось узнать о покойной, ее подруге и племяннике?

       — Миссис Мэри Адамс, 1965 года рождения. Работала секретаршей в фирме производящей детские игрушки. В 1991 году вышла замуж за референта торгового консульства и долгое время вместе с мужем жила в Шанхае и Пекине. Супруг умер семь лет назад, и вскоре после этого миссис Адамс вернулась из Китая в Лондон… Подруга умершей — миссис Нора Хайман, познакомилась с Мэри Адамс почти сорок лет назад, потом они долго переписывались пока миссис Адамс жила в Китае, и встретились снова пять лет назад уже здесь в Англии. 

       — Хорошо, а что известно о подруге умершей? — лейтенант Кларк прикурил сигарету.

       — Миссис Нора Хайман в прошлом преподаватель математики в престижном частном колледже. Она имеет безупречную репутацию. Её характеризуют как очень строгую, но очень справедливую учительницу. Когда отменили наказания детей розгами, так сильно переживала, что у неё даже случился затяжной гипертонический криз… 

      — А племянник миссис Адамс?

       — Племянник Эрик Вернс. Он тоже во время болезни ухаживал за своей тетей и вечером 25 марта был у нее в доме. Он приготовил ей на ужин манную кашу и уехал к себе в общежитие, примерно, в девять часов вечера. Я проверил, действительно, в половине десятого несколько человек видели Вернса уже в общежитии, которое он не покидал до 8.00 утра следующего дня…        

       — Что удалось выяснить о племяннике?

       — Ему двадцать лет, родился и жил в Ливерпуле, год назад поступил в Лондонский университет на химический факультет и переехал в Лондон. Родители погибли, попав под снежную лавину в Гималаях, когда ему было восемнадцать лет. В деканате Университета его характеризуют очень хорошо: не пьет, не курит, избегает шумных компаний и девиц легкого поведения, весь в учебе, с большим уважением относится к профессорско-преподавательскому составу, — сержант Кук замолчал и выжидательно-подобострастно посмотрел на лейтенанта.

       — Кто по завещанию наследник миссис Адамс?

      — Единственный наследник Эрик Вернс.

       — Отлично. Единственный наследник просто пай-мальчик из церковного хора… Да, заботливый племяш у тети, заботливый… — задумчиво произнес Бобби Кларк. — Значит, учится хорошо, не пьет, не курит и по девкам не бегает… А мотив-то старый — наследство… Да, умен, умен, но не профессионал… Вот с флаконом намудрил… А ведь все это от самоуверенности, от переоценки себя… Не хотел ждать милости от природы. Зачем ждать, если получение наследства так легко можно ускорить… Миссис Адамс действительно попросила племянника купить средство от тараканов, он купил, передал ей флакончик, видел, что она его в руках держала. Позже понюхал содержимое, тоже на язык попробовал, запомнил, что отрава оказалась вонючая, но безвкусная. Ну, а когда наступил момент удачный в пищу яд подлил, тем самым ускорив получение вожделенного наследства. Перед уходом флакончик на видном месте на кухне оставил, подкидывая нам идею о самоубийстве старушки. Думал, никому и в голову не придет, что такую вонь можно в пищу добавить, чтобы незаметно отравить человека… Как все это примитивно…

       — То есть, как незаметно отравить? А запах-то, запах, вонь ведь страшенная?.. — изумился сержант Кук.

       — Запах? Так у бабули ОРЗ. Насморк, нос у старушки заложен — момент для отравления удачный, — устало пояснил Бобби Кларк. 

       — Точно! Насморк! — восторг и восхищение охватили сержанта, но он вдруг спохватился. — Нет, это ж надо, племянник, завалил родную тетю, как большое вредное насекомое, средством для травли клопов и тараканов…

       — Да, вот такой цинизм и вероломство.

       — Так он, наверное, и на химический факультет поступил не случайно. Его, наверное, с детства к ядам тянет… — предположил молодой детектив.

       — Связать химический факультет Лондонского Университета с тягой к ядам это сильно, сильно. Мне нравится полет вашей мысли, сержант… — сказал лейтенант Кларк, подошел к молодому коллеге и по-дружески похлопал его по плечу. — Вы племянника арестуйте. Думаю, он сегодня же и расколется под орех. Интеллигенты, в отличие от рабочих и фермеров, очень легко раскалываются.

       — А если колоться не будет, мы его на детектор лжи посадим и в вену ему «сыворотку истины» введем, — оживился молодой детектив.

       — Да, у нас тут много чего можно придумать… — устало сказал Бобби Кларк и ему невольно вспомнились слова старушки про застенки Скотланд-Ярда.

*    *    *

       До выезда в аэропорт оставалось чуть больше часа, когда у лейтенанта Кларка зазвонил мобильный телефон. В трубке лейтенант услышал знакомый голос сержанта Кука:

       — Сэр, племянник исчез из Лондона, как сквозь землю провалился. Мы объявили федеральный розыск.

       — Перепугался видно, запаниковал, что его вычислят… Далеко не уйдет ботаник, — успокоил коллегу Бобби Кларк.

       — Да, сэр, но я еще хочу вам сказать, что я тут у себя дома поэкспериментировал. Тоже манную кашу сварил и налил в нее грамм пятьдесят-семьдесят отравы из флакона. Так вот, жидкость-то оказывается зеленого цвета, и каша тоже позеленела. Вряд ли бабуля, даже с насморком, эту зелень стала бы есть.

       Лейтенант Кларк тяжело вздохнул, посмотрел в окно и устало произнес:

       — Сержант, старушка долгие годы прожила в Китае, а там свои обычаи, свои нравы… У меня такое чувство, что у нее на кухне вы наверняка найдете…

 

Вопрос:  Что найдет сержант на кухне убитой бабушки и как это объяснит произошедшее убийство?

Зеленый чай