Дело №25 Ограбление в доме Нобелевского лауреата

Дело №25 Ограбление в доме Нобелевского лауреата

22 июля. 2041 год. 

Лондон. Нью Скотланд-Ярд.

Бобби Кларк прикрыл за собой бронированную дверь и вошел в кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью. Шеф собирал свой старый Смит-Вессон, явно готовясь к какому-то важному задержанию.

— Добрый день, шеф…

— Привет, заходи, садись. Время жмет. Я через полчаса вылетаю в Марсель. Совместно с ребятами из Интерпола будем брать банду и, надеюсь, самого Армандо Пуччини. Ребята попросили меня лично возглавить эту операцию…

— Удалось напасть на след Крутого Итальянца? — живо поинтересовался Бобби Кларк.

— Да… И меня уже ждет военный самолет… Поэтому поручаю тебе срочно включиться в дело, которое касается моего старого друга профессора Майкла Парадея.

— Конечно, шеф… Я слышал это имя в колледже, когда по физике мы проходили явление электромагнитной индукции.

— Ты путаешь моего друга с Майклом Фарадеем. Физик-экспериментатор Майкл Фарадей давно умер, а мой друг Майкл Парадей по специальности астрофизик жив и здоров, но его обокрали.

— Возможно, я действительно что-то подзабыл, что-то перепутал, — Бобби Кларк развел руками. — Просто я с детства увлекся криминалистикой и не слишком налегал на изучение физики.

— Ты не представляешь, как я расстроен, что не могу помочь своему другу прямо сейчас лично, — дивизионный комиссар закончил разборку-сборку револьвера и отправил его в кобуру подмышкой. — Профессор Парадей интеллигент в пятом поколении. Ты не ослышался, в пятом поколении!.. Лауреат Нобелевской премии, эрудит, умница, меценат и большой поклонник нескольких изящных искусств… Вспоминаю, как последний раз три года назад я горячо спорил с ним об исторической роли пунических войн, а потом, тоже не без спора, мы до утра обсуждали последнюю премьеру в Венской опере… А его манеры… Как он общается с дамами. Он делает им комплименты только на французском. На хорошем, старом французском языке. На языке Гюго, Флобера, братьев Эдмона и Жюля де Гонкур…

— Я понял, человек он выше всяческих похвал, и я должен ему помочь, — кивнул Бобби Кларк.

— Именно так. Ситуация там мерзопакостная… У него дома украли две золотые медали, которые он получил за выдающиеся научные достижения. И главное, что это сделал кто-то из его самого ближнего окружения.

— Не знаю как, это звучит на хорошем французском, но, как говорят французы, предают только свои, — заметил Бобби Кларк.

— Увы… Как я понял, подозреваются трое: его старая служанка, его садовник и позитронный робот последнего поколения.

— А зачем красть золотую медаль роботу? — Бобби Кларк удивленно вскинул брови.

— В том-то все и дело, что у позитронных роботов последней модели произошел какой-то сбой в программе, и несколько экземпляров были замечены в явной клептомании. Причем воруют без разбора всё подряд: продукты питания, косметику, пуговицы, авторучки, сувениры, телефоны, даже презервативы…

— И что роботы делают с похищенным? — изумленно спросил лейтенант Кларк.

— А ничего не делают. Так, запрячут где-нибудь подальше от человеческих глаз и всё, — ответил дивизионный комиссар Джеймс Хью.

— Очень напоминает вредительство.

— Пока ученые пытаются разобраться в мотивах. Версия «вредительство» одна из возможных.

— Невероятно. Как бы нам не прибавилось работы в связи с развитием робототехники, — предположил Бобби Кларк.

— Ну так, будем ловить и сажать в тюрьму ещё и роботов, — просто ответил дивизионный комиссар.

— Конечно, мы люди служилые, кого скажут ловить, того и будем ловить…

— Сейчас я соединю тебя с Майклом и общайся с ним прямо из моего кабинета. Уверен, ты сможешь раскрыть это преступление дистанционно, а я вас покидаю и с ребятами из Интерпола лечу в Марсель, — сказал дивизионный комиссар и удивительно легко для своего возраста встал из кресла.

— Шеф, мне кажется, вы забыли надеть бронежилет…

— Надеюсь, удастся обойтись без жилета, — ответил дивизионный комиссар Джеймс Хью и поправил кобуру подмышкой.

*  *  *

С большого стереоэкрана на Бобби Кларка смотрело лицо интеллигента в пятом поколении, профессора, эрудита, мецената, поклонника нескольких искусств и дамского угодника старой школы Майкла Парадея. У него была классическая эспаньолка, а на носу очень старомодные очки-пенсне в позолоченной оправе.

— Значит, первую медаль кто-то украл неделю назад, а сегодня утром вам позвонила ваша служанка и сообщила о краже второй золотой медали, и еще она сказала, что знает, кто вор? — спросил Бобби Кларк.

— Да, я был на симпозиуме в Эдинбурге, когда мисс Морган позвонила мне со своего мобильного телефона и взволнованным голосом сообщила…

— Извините, мистер Парадей, может у вас сохранилась запись этого разговора?

— Конечно, я сейчас включу… — профессор удивительно быстро для пожилого человека нашел нужную опцию в смартфоне и включил аудиодорожку.

— Мистер Парадей?.. Мистер Парадей?..

— Да, мисс, Мортон. Что случилось? У вас такой взволнованный голос…

— У вас из кабинета только что украли вторую золотую медаль.

— Вы уверены, мисс Мортон?

— Да, звоню вам из вашего кабинета, и второй медали нет на месте… Но главное я… я… знаю кто… кто…

— Мисс Мортон, что с вами, вы плохо себя чувствуете?

— Да, я сейчас приму нитроглицерин… Сейчас…

— Мисс Мортон, вам надо срочно вызвать скорую помощь…

— Не беспокойтесь, мистер Парадей… Вот я приняла нитроглицерин… Я… Я хочу сказать вам, что я знаю кто вор… Это наш садовник Элтон…

— Вы застали его за кражей?

— Нет, я не видела его в момент кражи…

— Вы находились в соседнем с кабинетом помещении?

— Да, я была в гостиной… Как вор вошел в дом и в кабинет, я не слышала… А вот когда он ушел, я услышала как хлопнула входная дверь на улицу… Сразу после этого я зашла в ваш кабинет, и второй золотой медали на месте не было… Почему вы не послушались меня, мистер Парадей. Я же говорила вам после первой кражи, что оставшиеся ценные вещи нельзя оставлять вне сейфа…

— Но почему вы считаете, что это садовник украл медаль? Вы в соседней комнате слышали его голос, может он чихнул, кашлянул?..

— Нет, я не слышала никаких звуков из кабинета… Но… но… это… это совершенно точно был наш садовник Элтон… Я поняла…

Пауза

— Мисс Мортон!.. Мисс Мортон, вам плохо?..

— На этом связь прервалась. Я тотчас по телефону прямо из Эдинбурга вызвал в Лондоне скорую помощь в свой дом, и они застали мисс Мортон в уже бессознательном состоянии на полу. Бедняжка перенервничала, подскочило давление, возник приступ, по-видимому, сердечной жабы… Сейчас она в коме в одной из ближайших клиник.

— После первой кражи вы обращались в полицию?

— Конечно, приехал такой приятный молодой детектив, по-видимому, хорошо знакомый с методом дедукции. Он облазил весь мой дом с огромной лупой, я даже боялся, как бы он не застрял и не задохнулся, где-нибудь под кроватью, под диваном или под ванной. Наверное, он искал похищенную медаль…

— Нет, мистер Парадей, он искал не медаль.

— А что же он искал?

— Он искал следы преступления, — пояснил Бобби Кларк.

— Теперь понятно почему он не нашел медаль, — профессор кивнул. — Потом молодой детектив долго расспрашивал меня, и у меня сложилось впечатление, что он меня в чем-то очень сильно подозревает. Он сверлил меня взглядом, задавал одни и те же вопросы разными словами, часто двусмысленно хмыкал, иногда как-то лукаво улыбался, выслушивая мои ответы. Может, молодой детектив подумал, что я украл медаль у самого себя?

— Работа такая, мистер Парадей. Подозревать всех и во всем. Подозрение, подозрение и подозрение, вот три кита, на которых основывается следственная работа, особенно, у начинающих… Не принимайте близко к сердцу. — посоветовал ученому Бобби Кларк, подумав при этом: «Хорошо ещё у молодого хватило ума не светить в глаза профессору лампой и не пускать ему в лицо табачный дым…»

— Конечно, конечно надо же на ком-то учиться молодежи. Ученые тоже обычно начинают с подопытных кроликов… Потом этот детектив долго беседовал с мисс Мортон, с садовником Элтоном и с роботом. Всё очень подробно записывал в свой блокнот, и мне показалось, что он их всех очень сильно подозревает.

— Большая лупа и блокнот это хорошо. Это классически… — Бобби Кларк одобрительно покачал головой. — К сожалению, сейчас молодежь тяготеет к гаджетам, а хорошую вещь гаджетом не назовут. Шутка… А вы сами кого-то подозреваете?

— Как можно. До решения суда человека нельзя подозревать ни в чем… Мисс Мортон вообще работает у меня больше двадцати лет…

— Значит, мисс Мортон работает у вас больше двадцати лет… И ей можно доверять…

— К сожалению, её интеллект нельзя назвать блестящим, но доверять ей можно абсолютно… Пожилая, маленькая, хрупкая, очень скромная женщина.

— А что вы можете сказать о садовнике Элтоне, ведь именно его заподозрила мисс Мортон?

— К сожалению, его интеллект нельзя назвать блестящим. Он эдакий здоровяк-богатырь. Огромный, сильный, простой мужчина. Сын земли. Его манеры отнюдь не безупречны, и он предрасположен к спиртным напиткам, но за цветами ухаживает хорошо, а цветов у меня много: на улице и в доме…

— А позитронный робот последнего поколения?

— К сожалению, его интеллект тоже нельзя назвать блестящим, но домашнюю работу выполняет весьма прилежно.

«Наверное, когда я уйду, профессор и обо мне подумает, что мой интеллект нельзя назвать блестящим…» — мысленно предположил лейтенант из Скотланд-Ярда и спросил ученого:

— Робот ходит бесшумно?

— Абсолютно без шума передвигается. По-видимому, на заводе, где его изготовили, смазки не пожалели. Мои суставы скрипят гораздо громче… Скажите, мистер Кларк, неужели роботы тоже могут воровать?

— Самые последние модели позитронных роботов все больше и больше становятся похожи на людей и тоже начали подворовывать.

— Поразительно… Вот ведь до каких высот дошла наука и техника роботостроения… — профессор удивленно вскинул брови.

— Мистер Парадей, в дни, когда украли медали, в доме никаких гостей и посторонних не было?

— Не было, мистер Кларк.

— Пожалуйста, включите ваш разговор с мисс Мортон ещё раз, — попросил Бобби Кларк.

Снова прослушав запись, лейтенант Кларк спросил Майкла Парадея:

— Скажите, мистер Парадей, когда садовник…

Вопрос: Какой вопрос задал Бобби Кларк и, как получив ответ на него, объяснил Майклу Парадею, что медали украл его садовник?

— Скажите, мистер Парадей, когда садовник заходит с улицы в ваш дом, он снимает уличную обувь?

— Конечно, — профессор кивнул. — А какое это имеет значение?
— Манеры садовника-богатыря, сына земли отнюдь не безупречны и, по-видимому, он не слишком часто стирает свои богатырские носки. А у мисс Мортон хорошее обоняние. Она вошла в ваш кабинет и по характерному запаху поняла, что там только что побывал садовник, — ответил Бобби Кларк. — Кстати, мощное амбре, оставленное в кабинете носками садовника-богатыря, скорее всего и спровоцировало тяжелый сердечный приступ у пожилой, маленькой, хрупкой женщины и довело её до глубокой комы.

— Это ужасно… — профессор всплеснул руками. — А я думал причина обморока мисс Мортон густая кровь и старое сердце…

— Увы… В тот роковой момент, когда она после садовника вошла в ваш кабинет, ей был срочно нужен не нитроглицерин, а армейский противогаз, — устало объяснил лейтенант Кларк.