Дело № 34 Исчезновение засекреченного физика

Дело № 34 Исчезновение засекреченного физика

2августа. 2041 год. 

Лондон.  Нью Скотланд-Ярд. 

  

       Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью утопал в табачном дыму.

      — Добрый день, шеф, вызывали? — спросил лейтенант Кларк, закрывая за собой бронированную дверь.

      — Привет, проходи, садись, — шеф отложил в сторону свою любимую трубку и поправил кобуру подмышкой. — Сразу к делу. Вчера без вести пропал некто Майкл Фарингейт. Его надо срочно найти. Он засекреченный сверходаренный физик-теоретик, работающий в военном конструкторском бюро.

       — Делает бомбы? — попытался пошутить Бобби Кларк.

       — Шутки не уместны. Человек с мощным интеллектом большая редкость в наши дни, да и раньше нас было не густо…

       — Его могли выкрасть зарубежные спецслужбы?

       — Могли выкрасть, могли из зависти ликвидировать… А может, просто загулял — живой человек. Физики они тоже иногда и выпить могут. Все возможно… Вспоминаю дело сорокалетней давности в Берлине. Шли тогда военные учения НАТО, ну и, представь себе, один генерал из штаба — старичок лет под восемьдесят, вдруг, как в землю провалился. Начался поиск.

       — Пропал штабной генерал во время военных учений? Это серьезно. Нашли? — спросил Бобби Кларк.

       — Нашли. Оказалось, что генерал вечером ходил по Берлину и случайно встретил на улице свою одноклассницу — первую любовь, которую не видел больше шестидесяти лет. Парочка решила тряхнуть стариной, взяли такси, укатили за город, сняли номер в мотеле и загуляли, как в молодые годы. В общем, генерала нашли только через три дня в мотеле вместе с дамой.

       — Но как они сумели через шестьдесят лет узнать друг друга на улице? 

       — Потом выяснилось, что они никогда вместе не учились. Старые люди, оба обознались, а когда поняли это уже в мотеле, решили, все равно: гулять, так гулять.

       — И правильно сделали, в жизни нельзя по каждому поводу врубать задний ход, — Бобби Кларк одобрительно покачал головой.

       — В общем, надо срочно найти физика. Так как он фигура очень засекреченная, работать тебе придется в жесткой сцепке с контрразведчиком из МИ 5.

       — Даже не с разведчиком, а с контрразведчиком?

       — Не иронизируй, таков порядок. Контрразведчики ребята неплохие, просто у них культуры маловато… Из МИ 5 уже сообщили, их сотрудник прибудет сюда с минуты на минуту. Знакомьтесь и вперед на поиски. Если зайдете в тупик, звоните.

       — Спасибо, шеф. Если зайдем в тупик, обязательно позвоним… — пообещал лейтенант Кларк.

                                                    *  *  *

 

       Контрразведчик Джордж Гилан выглядел типично для сотрудника спецслужб, то есть средне. Все у него было среднее: рост, вес, телосложение, лицо, одежда, обувь, наручные часы и смартфон.

       «И мыслит он, наверное, тоже средне…» — с тоской подумал Бобби Кларк.

       — Майор Джордж Гилан, служба контрразведки МИ 5, — представился контрразведчик, при этом он вцепился в руку лейтенанта Кларка, явно желая показать свою силу.

       — Лейтенант Кларк, — ответил Бобби.

       — Исчез наш засекреченный очень талантливый физик Майкл Фарингейт, — контрразведчик достал пачку средних сигарет, закурил. — Вы не представляете, как Лондон наводнен вражескими шпионами. Они, как крысы, есть везде. На улицах, в метро, в кафе, в кинотеатрах, в театрах, в магазинах, в бутиках, на стадионах… Они подсматривают, подслушивают, вынюхивают, плетут интриги, воруют наши новые технологии, вербуют… Словом, у них нет ничего святого. Меня не удивит, если и в Скотланд-Ярде действует хорошо законспирированная большая агентурная сеть из Китая и из России.

       «Да уж, особенно китайская разведывательная сеть в Скотланд-Ярде… А у парня шпиономания… Похоже, хлебну я с ним…» — грустно подумал Бобби Кларк.

       — Впрочем, вам это знать не обязательно. Наша служба не дремлет, живите спокойно, — устало закончил контрразведчик. — Вернемся к физику. Мы уже установили круглосуточное скрытое наружное и внутреннее наблюдение за его домом. Вы будете вести гражданскую линию расследования — опрос родственников, соседей, друзей Фарингейта, а я возьму на себя его рабочее окружение в засекреченном конструкторском бюро, где он работал… Вот его фотография и записка с домашним адресом. Посмотрите, запомните и тщательно сожгите.

       — Тщательно сжечь и записку с адресом, и фотографию физика? — удивленно спросил Бобби Кларк.

       — Конечно, привыкайте к настоящей конспирации… Плановый обмен информацией будем осуществлять каждый день ровно в шесть часов вечера на конспиративной квартире по адресу Бутчер Роу 23 A, — Том Гилан затушил недокуренную сигарету, встал. — Какие-нибудь вопросы, лейтенант Кларк?

       — Нет вопросов, — четко по-армейски ответил Бобби Кларк.

       — Значит, до вечера, — майор Гилан надел черные очки, решительно поднял воротник кожаного пальто и импульсивно устремился к двери кабинета.

       «Нелегки будни контрразведчика… Кругом шпионы…» мысленно отметил лейтенант Кларк.

 

*   *   *

 

       Из-за выставленного запрещающего знака Бобби Кларк остановил свой электромобиль метров за пятьдесят от дома, где проживал Майкл Фарингейт. Лейтенант вылез из машины и был поражен сюрреалистичной картиной происходящего вокруг. Контрразведка МИ 5 вела скрытое наблюдение за домом физика. При этом группа, якобы рабочих, явно не умеющих пользоваться лопатами и кирками, очень неумело имитировала ремонт дороги. В корзине подъемника у фонарного столба двое, якобы, электриков возились с, якобы, перегоревшей фонарной лампой, совершая с ней довольно странные телодвижения. Не менее нелепо выглядела парочка, якобы, влюбленных, сидящая, несмотря на мерзкую погоду, на скамейке напротив дома. Для большей убедительности влюбленная женщина-контрразведчица держала в руках букет цветов. Цветы были бумажные и не первой свежести. Но апофеозом скрытого наружного наблюдения был, якобы, слепой нищий, который был хорошо упитан, гладко выбрит и в модных туфлях из крокодиловой кожи. 

       Когда лейтенант Кларк подошел к двери дома и позвонил, вся команда рабочих, электриков, влюбленные и слепой нищий дружно, и фактически не таясь, уставились на него.

       Дверь открыла стройная женщина среднего возраста с приятными чертами лица, одетая в строгий брючный костюм. 

       — Миссис Фарингейт? — спросил Бобби Кларк.

       — Да, — ответила женщина.

       — Я Роберт Кларк из Скотланд-Ярда, — лейтенант показал удостоверение.

       — Проходите, мистер Кларк…

       Через просторную прихожую хозяйка дома провела полицейского с стильно обставленную гостиную.

       — Садитесь, мистер Кларк. Слушаю вас, — голос у женщины был приятный, говорила она с очень легким ирландским акцентом.

       — Благодарю, — Бобби Кларк опустился в ближайшее кресло. — Мадам, у меня есть несколько вопросов. Когда вы последний раз видели своего супруга?

       — Вчера утром. В начале восьмого Майкл, как обычно ушел на работу. Вечером он домой не вернулся. Около девяти часов вечера я не смогла до него дозвониться, позвонила его сослуживцу и узнала, что Майкл на работу не приходил. Коллеги думали, что он работает дома. Иногда Майкл действительно работал здесь… Тогда я сообщила в полицию об исчезновении.

       — В последнее время вы не замечали в поведении мужа чего-нибудь необычного, особенно накануне исчезновения?

       — Нет. Вечером накануне исчезновения он быстро поужинал и отправился в мою комнату, потому что у него в кабинете мы делаем ремонт. Сразу засел за стол, обложился кучей бумаг и начал что-то писать, как делал это часто после работы…

       — Писать? Он не пользовался компьютером, ноутбуком? — Бобби Кларк удивленно вскинул брови.

       — Конечно же, пользовался, но очень много писал, чертил и рисовал от руки… Майкл просидел до половины второго ночи. Я точно запомнила это время, потому что когда принесла ему кофе в третий раз, посмотрела на часы и ужаснулась. Я подошла к нему сзади, положила руки на плечи и сказала: «Майк, так много работать нельзя, ты себя погубишь…»

       — А он?

       — Он тут же отложил ручку, встал со словами: «Ты права, дорогая, я ложусь спать.» Лег и уснул мгновенно.

       — Что было утром?

       — Он встал ровно в семь тридцать, быстро умылся, очень быстро на ходу позавтракал, схватил со стола часть бумаг, тоже на ходу засунул их в портфель и, даже не застегнув плащ, отправился на работу.

       — Поехал на работу на электромобиле?

       — Нет, он предпочитал городской транспорт. Говорил, что по дороге любит подумать. Он вообще любил думать. Часами мог сидеть, не двигаясь и думать иногда с закрытыми глазами. В первые месяцы после свадьбы в такие моменты мне даже казалось, что он помер, а уже позже я поняла, что живой он — просто думает, и перестала пугаться. 

       — Ну, думал он, наверное, об очень важных вещах? — предположил Бобби Кларк.

       — Конечно, только о важных. И мне он часто говорил: «Не сиди просто так, думай о чем-нибудь…» Мистер Кларк, я ведь знаю, что Майкл работал над секретным оружием, а часть бумаг осталась на столе. Может быть на них какие-нибудь важные, секретные формулы, таблицы или схемы.

       «Только этого не хватало… Секретные документы на столе без охраны, а кругом столько шпионов,» — сразу вспомнил лейтенант Кларк и обратился к супруге засекреченного физика: — Мадам, пройдемте в комнату, где остались бумаги…

       — Пойдемте…       

       Женщина провела полицейского в небольшую уютную комнату, обставленную в стиле ретро. На столе рядом с очень старомодным трюмо стояла очень старомодная настольная лампа, а сам стол был завален исписанными листами. 

       — Мадам, вы здесь ничего не трогали?

       — Ничего. Даже не прикасалась ни к чему.

       — Никто из посторонних сюда не заходил?

       — Нет.

       — Прошу вас закрыть дверь на ключ и до прибытия спецслужб никого сюда не впускать. Город буквально наводнен шпионами. Возможно, здесь остались очень важные секретные наработки вашего мужа.

       — Хорошо, мистер Кларк.

       — Мадам, мне надо узнать о вашем супруге как можно больше, и некоторые вопросы могут иметь достаточно интимный характер.

       — Если это поможет найти Майкла, спрашивайте о чем угодно.

       — Хорошо, мэм. Он употреблял наркотики?

       — Конечно, нет…

       — Спиртные напитки?

       — Принципиально не употреблял, считая, что алкоголь пагубно действует на интеллект.

       — У него было хобби? Футбол, охота, рыбалка, филателия…

       — Только работа. Все мысли о ней.

       — Может он любил быструю езду на автомобиле?

       — Тоже, нет.

       — Простите, мадам, но кроме вас женщины его интересовали?

       — Нет, нет… Майкл был не такой…

       После этих ответов у лейтенанта Кларка автоматически отпал вопрос: » Не гонял ли пьяный и обкуренный Майкл Фарингейт с любовницами на спортивном автомобиле?» 

       — Может, его интересовали маленькие мальчики?

       — Неужели бывает и такое? — женщина всплеснула руками.

       — В жизни, мадам, бывает и не такое, — сурово ответил лейтенант Кларк. — Как был одет ваш супруг, когда уходил на работу?

       — Твидовый двубортный костюм темно-синего цвета, светло-голубая рубашка, галстук вишневого цвета, на ногах черные полуботинки, плащ цвета мокрый асфальт.   

       — Он что пошел на работу без носков?

       — Конечно, в носках… Я просто забыла упомянуть… В темных носках на обе ноги…         

       — Спасибо, мадам.

       Разговор можно было считать законченным, и в этот момент внимание Бобби Кларка привлек большой плюшевый тигренок на пуфике около стола. Женщина увидела, что полицейский рассматривает игрушку, и улыбнулась.

       — Представляете, Майкл выиграл его в тире на прошлой неделе.

       — Ваш муж так хорошо стрелял?

       — Нет. Это была чистая случайность. В тот день он забыл ключи от дома, а я задержалась у подруги. От нечего делать Майкл заглянул в тир по соседству и, совершенно случайно, выиграл приз. Стрельбой он никогда не занимался и другими видами спорта тоже. Любил повторять: сноровка и сила — уму могила.

       — Благодарю вас, мадам. Вот моя визитка, если вспомните что-нибудь важное, звоните, а я сообщу в спецслужбы, чтобы забрали бумаги вашего супруга…

       — Спасибо, мистер Кларк. Надеюсь, вы найдете Майкла.

       — Сделаем все возможное, мэм, — пообещал лейтенант Кларк.

 

 

*   *   *    

      

       Обход и опрос соседей семьи Фарингейт никакой важной информации Бобби Кларку не дал, и он решил заглянуть в тир, в котором Майкл Фарингейт недавно выиграл приз. Заведение действительно располагалось совсем рядом, на другой стороне улицы от дома. К услугам посетителей были всевозможные виды электронного и пневматического оружия, арбалеты и даже лук со стрелами.

       Очень тщательно изучив удостоверение лейтенанта Кларка, тирщик сразу вспомнил мужчину, выигравшего плюшевого тигренка, и рассказал следующее:

       — Мужчина сделал пять выстрелов из пневматического пистолета вон по той движущейся мишени и четыре раза поразил цель, а пятый раз промахнулся, поэтому получил игрушечного тигра, а не главный приз — бутылку шотландского виски. Стрелял стоя, почти не целясь, держа пистолет в левой руке. По-моему, он и сам удивился, что так точно у него получилось. Нет, раньше этот мужчина в тир не заходил.

       Поблагодарив тирщика, Бобби Кларк покинул заведение. Услышанное располагало к анализу. До встречи с контрразведчиком на конспиративной квартире времени оставалось полтора часа.

 

*  *  *

 

      Конспиративная квартира находилась в небольшом коттедже.

       «Уютное местечко… И домик приятный… Все так неброско… Опрятно…

Отличное место для конспиративных встреч… Просто отличное… Все-таки не дураки сидят у нас в контрразведке… Совсем не дураки…» — думал лейтенант Кларк. Без четырех минут шесть он позвонил в дверь. Ответа не последовало.

       «Майор ещё не подошел…» — решил Бобби Кларк и, отойдя чуть в сторону, закурил.

       Через пару минут в конце улицы появилась знакомая фигура контрразведчика в шляпе и в черных очках. Кожаный воротник его плаща был поднят. Периодически озираясь, он шел напряженной походкой человека, который постоянно ожидает выстрел в спину.

       — Давно здесь? — спросил контрразведчик лейтенанта Кларка.

       — Нет, — ответил Бобби Кларк.

       — Хвоста не было?

       — Нет…

       — Побеседуем в доме… — майор безуспешно попытался открыть дверь своим ключом, после чего пробормотал: «Значит, опять…» и принялся с остервенением давить на кнопку звонка.

       — Я уже звонил, там никого нет, — сказал Бобби Кларк.

       Не обращая внимания на реплику лейтенанта Кларка, контрразведчик не отпускал кнопку в течение пары минут, пока за дверью не послышались тяжелые шаги, и хриплый, нетрезвый мужской голос неприветливо спросил:

       — Чего надо?!

       — Это ты, Сэм?! Ну-ка открывай, чмо! — рявкнул майор Гилан.

       Дверь тут же распахнулась. Небритый мужчина в черных семейных трусах до колен стоял на пороге. За его волосатой спиной маячила юная девица, кокетливо прикрывающая свой голый торс махровым полотенцем.

       Из глубины конспиративной квартиры доносилась легкая джазовая музыка, было сильно накурено, пахло недорогим вином и женскими духами.

       — Ну-ка, ты и ты!! Быстро выметайтесь отсюда! — взревел майор Гилан. — Чтоб через минуту вас здесь не было. 

       — Послушай, Джордж… Ну, ты че? Ну, мы сейчас уйдем… — небритый мужчина в черных трусах пожал плечами.

       — И запомни, Сэм, если я ещё раз узнаю, что ты здесь… не по назначению… Я точно на тебя рапорт напишу… — майор Гилан резко развернулся и обратился к лейтенанту Кларку: — Пойдемте лейтенант, поговорим в машине. Я в это помещение без противогаза зайти не смогу…

       «В контрразведке ребята неплохие, просто у них культуры маловато…» — вспомнил слова шефа лейтенант Кларк.

 

 

       В салоне электромобиля майор и лейтенант почти одновременно достали сигареты и закурили.

       — Может быть, мы просто попали в момент вербовки? — Бобби Кларк попытался разрядить обстановку легкой шуткой, но контрразведчик на экспромт никак не отреагировал. Пару минут сидели молча.

       — Что удалось узнать по Фарингейту? — прервал паузу контрразведчик.

       — Сегодня в тире я случайно узнал, что Майкл Фарингейт был левша, — ответил Бобби Кларк.

       — И что из этого следует?

       — Из этого следует, что к его исчезновению имеет отношение его супруга…

       — Надо ехать к ней, сразу на месте и разберемся, — предложил лейтенант Кларк.

       — Поехали… — кивнул контрразведчик. — Сразу и разберемся…

 

 

       Дверь открыла хозяйка дома миссис Фарингейт. Она была одета в выцветшие, потертые джинсы и светлую футболку. Женщина провела лейтенанта Кларка и майора Гилана в гостиную.

       — Дело государственной важности, поэтому не будем терять время, мадам, — жестко произнес Бобби Кларк. — Где находится Майкл Фарингейт?

       — Вы об этом спрашиваете меня? — миссис Фарингейт удивленно вскинула брови.

       — Оставим этот театр одного актера, мэм, а то я сейчас, воскликну, как Станиславский: — Не верю!

       — Что вы себе позволяете, мистер Кларк?

       — Вы сказали, что в кабинете вашего мужа идет ремонт. Уверен, что так и есть. Вы сообщили мне, что из-за ремонта позавчера вечером ваш муж до половины второго ночи работал в вашей комнате. Вы даже показали часть, якобы, оставленных им бумаг на столе в этой комнате, которые вы, якобы, не трогали. Но вы допустили ошибку, мэм, — лейтенант Кларк пристально посмотрел в глаза женщине.

 

Вопрос:        Какую ошибку допустила жена исчезнувшего физика?

 — Вы не переставили свою настольную лампу, забыв о том, что ваш муж левша. И, я уверен, что за этой инсценировкой работы Майкла Фарадея за вашим столом, стоит что-то очень серьезное, связанное с его исчезновением.

       — У… у… у… левша… Как я забыла… Даже в этом он был не таким, как все нормальные мужчины, — в голосе женщины появились стальные нотки, и она сжала кулаки.

       — Что толкнуло вас на убийство, мадам? — задал вопрос контрразведчик.

       — Что толкнуло?.. Да я двадцать лет, слышите, двадцать лет была замужем за этим высоколобым и четырехглазым! Сколько раз я предлагала ему сходить в театр, в кино, на концерт, позвать друзей… Мы ни разу не были вместе в отпуске, потому что он в отпуск не ходил… Он все время думал и меня все время склонял думать… За это время он ни разу меня не ревновал, ни разу не поспорил со мной, ни разу не поругался со мной, ни разу не напился… Только работал и размышлял. Посмотрите на меня. Я не всегда была такая тощая и злая… Когда я выходила за него замуж, я была толстушка, хохотушка, жизнелюбка… 

       — И что случилось позавчера, мэм? — спросил Бобби Кларк. 

       — А позавчера вечером он сидит на кухне ужинает, а сам, как обычно, думает о чем-то. Молча сидит, ест и думает. Я ему говорю: «Опять долго работать будешь?» А он мне в ответ: «Труд и размышления облагораживают человека.»

       — И что было дальше?

       — Ну, а у меня в этот момент в одной руке скалка деревянная, а в другой полотенце махровое. Тут я и не выдержала. Завернула у него за спиной скалку в полотенце и врезала ему по темени… По голове его шибко умной… Просто хотела сделать ему больно и обидно, но сорвалась, в раж вошла, силу удара не рассчитала и переборщила…  

       Ошеломленные услышанным, лейтенант из Скотланд-Ярда и контрразведчик из МИ 5 пару минут, оцепенев, сидели молча. 

       — Ночью я вывезла его труп за город в лес… И закопала, — чистосердечно призналась женщина. — Утором разложила его бумаги у себя на столе, дождалась вечера и начала обзванивать его коллег, а позже вызвала полицию.

 

 

 

  

29 августа. 2041 год. 

Лондон.  Нью Скотланд-Ярд. 

Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.  

    

       Внимательно выслушав доклад лейтенанта Кларка, дивизионный комиссар тяжело покачал головой и произнес:

       —  Да, семейная жизнь сложна и многогранна. Чрезвычайно сложна. Это дело очень напоминает мне случай, который произошел тридцать семь лет назад в Зимбабве… Кстати, сам-то ты посещаешь с супругой театры, концерты, художественные выставки?

       — Вчера вечером срочно заказал на ближайшую пятницу два билета в театр, — ответил Бобби Кларк. — Надеюсь, что не опоздал…