Дело № 58 Убийство продюсера

Дело № 58 Убийство продюсера

Тусовка у продюсера Патрика Планта проходила теплым августовским днем на открытом воздухе. Барные стойки, столики и стулья были расставлены на террасе и на лужайке у бассейна. Пятидесятишестилетний хозяин дома, одетый в безупречный светлый костюм-двойку, выглядел очень солидно и импозантно. Он был под два метра ростом, а весил килограммов 150. На его пальце в массивном золотом перстне сверкал большой зеленый изумруд.

Младший брат Патрика Планта — судебно-медицинский эксперт Гарри Плант опоздал почти на час. Он не любил большие скопления людей, поэтому окинул присутствующих грустным взглядом. Гости — в основном актеры, режиссеры и продюсеры, к этому времени успели довольно крепко бухнуть. Так как многие из них в повседневной жизни частенько страдали от депрессий, девиаций и дистрессов, среди приглашенных, естественно, был известный лондонский психоаналитик. Он за большие деньги в течение долгих месяцев, а иногда и лет успешно чинил им подсознание и приводил в порядок забарахлившее либидо. Так как многие из присутствующих в повседневной жизни частенько страдали от семейных уз, измен и домогательств, среди приглашенных, естественно, был баловень судьбы, любимец публики и женщин известный лондонский адвокат, который за большие деньги улаживал и разруливал бракоразводные процессы, измены, сексуальные домогательства и харассмент. Психоаналитик выпил почти полную бутылку виски и теперь, устало прикрыв глаза рукой, развалился в кресле, попыхивая просто сигарой. Рядом с ним тоже в кресле тихо дремал знаменитый адвокат. В ногах у психоаналитика и адвоката на траве, смачно сопя, валялся вырубившийся от алкоголя молодой актер театра комедии. Пепел с сигары перепившего психоаналитика падал на брюки спавшего адвоката, на голову молодого актера и на головы изумленных, ползавших по земле муравьев.

«Какая грустная картина… Если убрать спиртное, всех мгновенно, как ветром сдует…» — подумал судебно-медицинский эксперт Гарри Плант. Он взял бокал с коктейлем, и тут же рядом с ним оказался театральный режиссер Томас Карди.

— Гарри! Как я рад тебя видеть, — режиссер сиял от улыбки.

— Взаимно, Томас, взаимно, — не слишком убедительно произнес Гарри Плант.

— Как идут дела? — режиссер подхватил судебно-медицинского эксперта под локоть. — По-прежнему, вскрываешь трупы?

— Потихоньку.

— Завидую. В морге всегда тихо, прохладно, спокойно. Тебя никто не отвлекает, и ты делаешь очень нужную людям работу… Скучаешь, наверное, когда нет новых трупов?

— Относительно, — уклончиво ответил Гарри Плант.

— Да не стесняйся, наверняка, скучаешь без трупов. Может, даже места себе не находишь… — дожимал судмедэксперта режиссер. — Тебе, наверное, вообще трудно и не интересно с нами живыми?

— Понимаешь, Томас, живые люди они, как и трупы, бывают очень разные.

— Не увиливай, признайся, тебе с живыми не интересно. Когда вокруг тебя много живых, ты не в своей тарелке. Нервничаешь, ощущаешь дискомфорт, внутреннее напряжение и нарастающую злость на живых окружающих. Думаешь, поскорее бы в морг… Строго между нами. Так? Ну, ведь так?

— С тобой трудно спорить, Томас, — судебно-медицинский эксперт пригубил бокал с коктейлем.

— Кстати, у нас немало общего. Я работаю в театре, а ты работаешь в анатомическом театре. Я препарирую человеческие души, а ты препарируешь человеческие тела. У меня труппа, а у тебя трупы… Ха… ха… ха…

Страшно довольный своим экспромтом театральный режиссер грохнул от смеха и секунд двадцать просто заливался, трясся и хлопал в ладоши, по-видимому, аплодируя самому себе.

— Метко схвачено, Томас, метко, — устало произнес суд-мед эксперт, подумав при этом: «В общем-то, Томас парень не плохой, просто у него интеллекта маловато».

Наконец режиссер закончил хохотать, промокнул выступившие от смеха слезы платком и заговорил очень серьезным тоном:

— Если откровенно, у нас в театре суета сует… Наблюдаю жизнь и все больше и больше убеждаюсь в правоте этих слов. Я ведь и на эту тусовку смотрю, как профессионал. Как мало здесь достойных лиц. Званых много, а избранных единицы…

— Да, мало нас, мало, — не удержался от иронии Гарри Плант.

— Ребята! Вот вы где! — к Гарри Планту и Томасу Карди подлетел режиссер Дэвид Фишер. — Как вам мой последний фильмец — сериал «Неувядающая роза любви»? Только отвечать сразу и честно.

— Если честно и сразу, на мой взгляд, сделано сильно, сильно, — не задумываясь, ответил Томас Карди. — На этот раз, Дэвид, ты превзошел самого себя.

— Спасибо, Томас, но это невозможно. Как говорили у нас в колледже: «Как ни старайся, а выше собственной задницы всё равно не прыгнешь».

Томас Карди прыснул от смеха, а Гарри Плант вынужден был изобразить улыбку, и в этот момент раздался крик продюсера Майкла Честерфилда:

— Патрик Плант убит!

Без промедления, активно расталкивая локтями всех на своем пути, Гарри Плант устремился к стоящему у входной двери дома Честерфилду. Рядом с ним стояла бледная, невысокая, худенькая молодая женщина, одетая в рабочий комбинезон.

— Что случилось? — спросил судебно-медицинский эксперт продюсера.

— Там… там, на третьем этаже… — с трудом произнес мужчина.

Гарри Плант заскочил в дом, пулей взлетел по лестнице на третий этаж, пробежал по коридору до открытой двери кабинета, где увидел своего брата, лежащего на спине в луже крови напротив распахнутого окна. Кровавый след тянулся из коридора.

Судебно-медицинский эксперт профессионально зафиксировал время — часы показывали 6.18. Гарри Плант присел рядом с братом и приступил к осмотру. Пульс на сонной артерии Патрика Планта отсутствовал; зрачки были широкие, без реакции на свет; помутнение роговицы уже началось. На лбу зияло входное отверстие от пулевого ранения без штанцмарки, на груди в области сердца рубашка в двух местах была прострелена и сильно пропиталась кровью.

«Смерть наступила 15 — 20 минут назад. Обильная кровопотеря. Ранения, не совместимые с жизнью. С убитого сняли золотые часы, браслет и перстень с изумрудом…» — констатировал Гарри Плант, поднялся и достал свой телефон.

 


 

На следующий день.

Скотланд-Ярд. Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

 


— Дело по убийству продюсера Патрика Планта оказалось довольно запутанным, — детектив Бобби Кларк расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука.

— Я слышал эту фамилию, — дивизионный комиссар раскурил свою любимую трубку.

— Патрик Плант был достаточно известен не только в кинематографических кругах. Вчера он устроил вечеринку, на которой был узкий круг его друзей. В основном артисты кино, театров и режиссеры.

— Когда-то давненько я помог американским коллегам в раскрытии преступления в Голливуде. С тех пор у меня есть несколько знакомых актеров, актрис и режиссеров оттуда. Кстати, очень приятные ребята, приятные. Просто у них культуры маловато… Продолжай.

— Так вот, тусовка проходила на свежем воздухе рядом с домом Планта. В самом доме находилась только молодая женщина-служанка по имени Андриа.

— Румынка или молдаванка?

— Мигрантка из Румынии. Она занималась уборкой в семейной библиотеке, — Бобби Кларк достал сигарету из пачки, закурил. — Ежедневно в 8 часов утра и 6 часов вечера Патрик Плант измерял у себя артериальное давление и в случае необходимости принимал гипотензивные препараты. Вчера во время тусовки около шести часов он сказал друзьям, что отлучится буквально минут на десять. В начале седьмого служанка вышла из библиотеки и обнаружила в коридоре кровавый след, ведущий из коридора в кабинет Планта.

— Кабинет и библиотека на одном этаже?

— Да, оба помещения на третьем — верхнем этаже дома. Служанка подошла к кабинету, открыла незапертую дверь и увидела Патрика Планта на полу в луже крови. Она сразу побежала вниз сообщить об этом гостям.

— Патрик Плант обычно измерял давление в кабинете? — спросил дивизионный комиссар.

— По-видимому, тонометр лежал на столе. Среди гостей был младший брат Патрика Планта — Гарри Плант. Он по профессии судебно-медицинский эксперт. В восемнадцать минут седьмого Гарри Плант осмотрел труп, установил, что смерть наступила 15 — 20 минут назад. Причина смерти три огнестрельных ранения, два из которых были не совместимы с жизнью. Также Гарри Плант заметил, что с убитого сняты дорогие золотые часы, золотой браслет и золотой перстень с большим изумрудом.

— Дерзкое убийство и ограбление. Дерзкое.

— Патрик Плант лежал на спине в луже крови. Окно в кабинете было открыто. В доме на этой же стороне было ещё одно открытое окно на первом этаже.

— А тусовка проходила на другой стороне дома?

— Да, шеф, — детектив Бобби Кларк кивнул. — Итак, единственный человек, который был в доме в момент убийства — служанка, и у нее не было алиби, но на первом этапе расследования её исключили из числа подозреваемых, потому что она в прямом и переносном смысле слова перышко. Невысокая, тощая, хрупкая, а Патрик Плант весил больше 150 килограммов. Такого гиганта она не смогла бы сдвинуть и на метр, а кто-то протащил его как минимум четыре метра.

— Орудие преступления?

— Ни орудия преступления, ни гильз на месте преступления, а позже и при тщательном осмотре дома не обнаружено, как и похищенных вещей.

— Записи с камер видеонаблюдения?

— Патрик Плант их отключил, чтобы не смущать гостей.

— Фатально.

— Но это ещё не всё, шеф. Оказалось, что в саду под окном кабинета работал садовник, и работал с пяти часов до того момента, когда обнаружили труп Патрика Планта.

— Что-то мне подсказывает, что садовник никого спускающегося из открытых окон не видел?

— Да, шеф. Он никого не видел, но отлучался минут на десять, как раз около шести часов. Выстрелов садовник, как и служанка, тоже не слышал, и тоже оказался без алиби.

— Насчет выстрелов ничего удивительного нет, убийца наверняка работал с глушителем, — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой. — Какое впечатление производил садовник?

— Хмурый, длинный, тощий, прихрамывает на левую ногу и лет ему за 60.

— Единственное, зачем убийца перетащил Патрика Планта из коридора в кабинет, это чтобы выиграть время. Допустим, в коридоре труп бы заметили чуть раньше, — предположил дивизионный комиссар.

— Маленькая, хрупкая служанка не смогла бы передвинуть тяжелое тело Патрика Планта. Да и хромой, пожилой садовник тоже вряд ли. Получалось, что физически крепкий преступник совершил убийство, оттащил труп и сбежал через открытое окно на первом этаже в тот момент, когда садовника не было на месте, а служанка ещё была в библиотеке. Но как убийца оказался незамеченным в доме днем, во время тусовки?

— Дело уже раскрыто. Значит, тебе удалось быстро найти что-то важное?

— Да, шеф. Мне пришлось вспомнить, как работал литературный персонаж Шерлок Холмс, и, вооружившись лупой, я начал внимательный осмотр места преступления. Начал с кабинета. Не прошло и десяти минут, как обнаружил довольно заметный узкий след-полосу от веревки на подоконнике в кабинете Патрика Планта. Когда я посмотрел из окна вниз и увидел на садовом участке минитрактор, у меня появилась версия…

 


Вопрос: Какая версия появилось у детектива Бобби Кларка?

— Если исходить из того, что два человека без алиби — садовник и служанка работали в тандеме, может труп был перетащен с помощью веревки и минитратора? Я решил проверить эту версию и заявил молодой женщине и садовнику, что знаю всё, и предложил им сделать явку с повинной.

— Ты оказался прав?

— Да, шеф. Они действительно работали на пару, заранее спланировав преступление. Служанка знала, когда Патрик Плант придет измерить давление, и застрелила его в коридоре напротив кабинета. После этого привязала к убитому заранее приготовленную альпинистскую веревку и бросила ее вниз своему сообщнику — садовнику. Он подцепил веревку к минитрактору и трактором прямо с земли затащил труп из коридора в кабинет, тем самым, как бы, выводя хрупкую, маленькую служанку из подозрения. Служанка переоделась и сбросила сообщнику орудие убийства, стреляные гильзы, награбленное и комбинезон, обувь и перчатки, в которых производила выстрелы. Потом, чтобы окончательно сбить с толку полицию, открыла окно на первом этаже, а дальше начался театр одного актера.

— Все вышеперечисленное садовник сразу же спрятал где-то в саду.

— Точно так. Кстати, явку с повинной, они написали почти без колебаний. Садовник откопал пистолет Парабеллум, одежду служанки, ценные вещи и ещё бумажник, и наличные, которые тоже были похищены из кабинета.

— И где такая хрупкая молодая женщина научилась метко стрелять и всему остальному? Закончила суровую школу жизни и Университет улиц?

— Я задал ей этот вопрос, и она рассказала, что её отец был уголовник-рецидивист в Румынии. Он хотел, чтобы она пошла по его стопам и, начиная с четырнадцати лет, учил ребенка стрелять из пистолета с двух рук, и не только этому. Потом его убили в бандитской разборке на окраине Бухареста, и вскоре девушка навсегда покинула Румынию.

— Это очень грустная история… — дивизионный комиссар нахмурил брови. — Кстати, Андриа — красивое женское имя. Наверное, отец дал его дочке с каким-то смыслом. Ты не спросил, что оно означает по-румынски?

— Спросил. Одно из значений этого имени — воин, — ответил детектив Бобби Кларк и затушил сигарету в пепельнице.