Дело № 63 Последнее дело Неугомонного

Дело № 63 Последнее дело Неугомонного

2 июня. 2043 год.

Лондон. Нью Скотланд-Ярд.

 

       В кабинете дивизионного комиссара Джеймса Хью сидели трое мужчин: хозяин кабинета, детектив Бобби Кларк и директор лондонского филиала национального банка Ливии Муаммар Ганнуши.

       — Значит, мистер Ганнуши, сегодня ночью совершено дерзкое ограбление вашего банка? — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой.

       — Да, преступники похитили 800 000 фунтов стерлингов наличными, — ответил директор банка.

       — Ого! — детектив Бобби Кларк громко хлопнул себя по ляжке. —  Представляю, как миллионы людей впали в состояние легкого оцепенения от зависти, когда услышали эту новость по телевизору.

       — Роберт, как тебе не стыдно? О чем ты говоришь? — дивизионный комиссар неодобрительно посмотрел на молодого коллегу. — Миллиарды людей на Земле честно живут на одну заработную плату и, услышав эту новость, их единственными эмоциями наверняка были возмущение и гнев.

       — Конечно, конечно, шеф… Я согласен, — детектив Кларк кивнул. — Миллиарды людей на Земле живут на одну заработную плату.

       — Как у вас обстоят дела с охраной банка? — спросил дивизионный комиссар.

       — Банк охраняется по последнему слову техники. В помещении, где расположен сейф, установлены датчики движения, лазерные решетки, камеры видеонаблюдения без слепых зон, на полу лежат контактные маты. Стены укреплены стальными пластинами, бетонный пол армированный. Входная дверь с ключевым замком повышенной секретности укреплена титановыми листами. Сам сейф с двумя кодовыми замками механического и электронного типа имеющими маркировку литера D, способными противостоять механическому, температурному и электромагнитному воздействию.

       — Звучит серьезно, серьезно… — дивизионный комиссар Джеймс Хью одобрительно покачал головой.

       — Вот уже шесть лет каждую ночь с 3 до 4 часов группа спецназовцев совершает обход помещений банка и прилегающей территории. Её возглавляет майор Джордж Лукас по кличке Лютый. Он прошел семь горячих точек, совершил более восьмисот прыжков с парашютом, из которых в шестнадцати случаях возникали серьезные проблемы с раскрытием, как основного, так и запасного парашюта. Его тело покрыто десятками шрамов от пуль, осколков, штыков и ножей. Подчиненные майора тоже не пай-мальчики из церковного хора. Ещё в состав группы входят три немецкие овчарки по кличкам Бес, Терминатор и Варвар. Они готовы в клочья разорвать любого постороннего во время обхода.

       «Особенно впечатляет шестнадцать случаев не полного раскрытия, как основного, так и запасного парашютов у майора Лютого…» — подумал детектив Кларк, но озвучивать свою мысль не стал.

       — Наверняка у преступников был сообщник в банке, — дивизионный комиссар раскурил свою любимую трубку.

       — Безусловно, и, по-видимому, даже не один. Перед ограблением кто-то вошел в компьютерную сеть обеспечивающую безопасность банка. На жестком диске обнаружен совершенно новый вирус w-троян, который сделал бесполезной всю систему наблюдения и датчиков. На экранах мониторов при этом оставались обычные рабочие картинки, никаких сигналов с датчиков не поступало. Наши специалисты говорят, что такой вирус мог быть разработан в спецподразделениях разведки, — директор банка промокнул платком капельки пота, выступившие у него на лбу, и продолжил:

       — Сейчас все сотрудники банка проходят тест на полиграфе… Еще, джентльмены, в этом деле есть один довольно странный момент, связанный со временем ограбления. Первый из двух замков сейфа был вскрыт в 2.13, второй в 2.38. То есть в 2.38 сейф можно было уже открывать и забирать деньги. Однако преступники почему-то распахнули дверь сейфа только в 2.45.

       — Откуда вам это известно? — спросил детектив Кларк.

       — Дело в том, что в самом сейфе есть автономные датчики, которые фиксируют всё, что связано с замками и дверью.

       — Вы хотите сказать, что преступники просто ждали целых семь минут?

       — Да, причем это ожидание повышало у них риск столкнуться с обходом спецназа, который начинается в 3 часа ночи.

       — Действительно странно, хотя возможна масса причин. Чем-то этот случай напоминает мне ограбление банка в Мюнхене, которое я раскручивал 47 лет назад. Как сейчас помню, стоял удивительно теплый сентябрь, природа уже щедро позолотила листву. Мне помогала очень молодая женщина-детектив по имени Бруна Шмидт. Когда мы с ней вычислили преступников и сразу пошли на их задержание, они оказали сопротивление. Нас было двое, бандитов семеро. Они оказались тяжело вооружены, завязалась жесткая перестрелка, и в какой-то момент у меня заклинило пистолет. Если бы не Бруна… Я каждый год посылаю ей цветы на день её рождения. Впрочем, мы отвлеклись, — дивизионный комиссар отложил в сторону любимую трубку. — Договоримся так: от вас, мистер Ганнуши, мы ждем срочные результаты тестирования на полиграфе ваших сотрудников. Все сомнительные результаты передадите нашим специалистам. Ты, Роберт, даешь команду ребятам из оперативного отдела на cito поработать с лондонской агентурой. Ещё группу сотрудников задействуй в поисках головастого программиста, возможно имеющего доступ к новым компьютерным программам, используемым в шпионской деятельности, не было ли утечки в МИ-5 и МИ-6. Сам посмотри досье преступников, проходивших по аналогичным делам. Начни с лиц, проживающих в странах Европы.       

      

                      *                               *                              *

 

       В базе данных полиции специалистов по вскрытию сейфов оказалось 107 человек. С экрана монитора на детектива Кларка внимательно смотрели люди, называемые сейфкрекерами или медвежатниками.  

       «Такие разные… Связанные одной целью… Наверняка причисляют себя к элите преступного мира и, пожалуй, в чем-то правы… Сейф вскрыть — это не банку пива выпить… Талантливые ребята… Просто вместо хорошего воспитания и образования у них за плечами лишь «горькая школа улицы», а потом «суровый университет жизни»… — думал Бобби Кларк, рассматривая лица на экране. — И кто из вас ограбил Лондонский филиал Национального банка Ливии?.. Кто-то из вас?.. Возможно, хотя не факт… Ладно, начну с этой великолепной сто семерки… По какому признаку можно вычислить причастных?.. Вопрос… Нужна какая-то зацепка… Любая… Стоп… Пока единственной зацепкой может стать время открытия двери сейфа… Замки сейфа были уже вскрыты, а дверь почему-то открыли только через семь минут… При ограблении любая секунда промедления на счету, а тут целых семь минут ожидания… Тем более, приближалось время обхода команды Лютого с Бесом, Терминатором и Варваром… Ожидание ли это было?.. Не факт, но все-таки… Итак, попробуем зацепиться за время…»

       Бобби Кларк написал на листе бумаги…

 

 

Вопрос: Что написал детектив Кларк на листе бумаги?

Детектив написал 2 июня. 2043 год. 2.45 a.m. и принялся изучать досье подозреваемых. Двадцать восьмым по счету оказалось досье четыре раза судимого за вскрытие сейфов гражданина Великобритании Джона Брэдли по кличке Неугомонный. И тут внимание детектива Кларка привлекла дата рождения Джона Брэдли — 2 июня. 1973 года.

       «Интересно… Получается, в день ограбления ему как раз исполнилось 70 лет… Совпадение?.. Похоже, да… Староват для нового дела… Староват… Хотя, такие на пенсию не выходят… А что, если он решил отметить юбилей вскрытием очередного сейфа?.. Кстати, кличка у него соответствующая… Это же такой кураж в день рождения вскрыть сейф… Конечно, работал не один и готовился к ограблению заранее… Проживает в Лондоне… Проверим, если у Неугомонного не окажется алиби, тогда надо будет копнуть поглубже…»

 

 

 

Два часа спустя

       Безрезультатный обыск в доме Джона Брэдли продолжался уже минут сорок, когда в одной из комнат внимание детектива Кларка привлекла памятная серебристая медаль, лежащая в серванте среди бокалов вина. На ней было выгравировано: 2 июня. 1973 года. 2.45 a.m. Джон Брэдли, а также рост и вес новорожденного. Бобби Кларк взял медаль и вернулся в гостиную, где в кресле сидел абсолютно спокойный хозяин дома.

       — Хочу поздравить вас с прошедшим юбилеем, мистер Брэдли, — сказал Бобби Кларк.

       — Спасибо, детектив. Тронут, очень тронут. В наши дни хорошо воспитанный полицейский такая редкость… — Джон Брэдли грустно покачал головой.

       — Не стоит благодарности.

       — Ну, почему же? Вы так внимательно изучили мое досье и даже запомнили дату моего рождения.

       — Теперь я знаю не только дату, но и время вашего рождения, — Бобби Кларк показал хозяину дома медаль в руке.

       — Мне кажется, детектив, вы слишком много внимания уделяете моему рождению.

       — Отнюдь, мистер Брэдли, отнюдь. Семьдесят лет, такая круглая дата…

       — И, заметьте, бывает только один раз в жизни.

       — Увы, у кого-то и одного раза не бывает, — Бобби Кларк положил медаль на журнальный столик.

       — Да, детектив, есть такие люди, которым не повезло. Они остались без семидесятилетнего юбилея. Мне их искренне жаль.

       — Я вас понимаю, мистер Брэдли. Вы не такой, как все, и вам, естественно, хотелось по-особенному встретить этот замечательный праздник. Вот вы и решили вскрыть и ограбить сейф не просто в день рождения, а ещё и подгадать час с минутами, как на этой памятной медали. Для самого себя продемонстрировать высший пилотаж и распахнуть дверь вскрытого сейфа ровно в 2.45 a.m.

       — А вы, детектив, не только хорошо воспитаны, но и сообразительны. В наши дни это просто чрезвычайная редкость. Уважаю, уважаю…

       — Вам не стоило быть таким точным в банке и просто ждать целых семь минут. Это ожидание и привлекло наше внимание.

       — И снова вас благодарю, детектив. Готов признать, это была ошибка, и я непременно учту её при отмечании какого-нибудь следующего юбилея.

       — Мистер Джон Брэдли, у вас есть право хранить молчание, всё, что вы скажите, может быть использовано против вас в суде, у вас есть право на адвоката… — детектив Кларк пристально смотрел на взломщика сейфов. — Где находятся похищенные деньги, и как зовут ваших подельников?

 

 

Один день назад.  / Через полтора часа после ограбления банка /

     

       Чуть брезжил рассвет, когда усталый, но довольный Джон Брэдли вернулся к себе домой. Его встретила супруга Мадлен.

       — Успешно? — спросила женщина.

       — Успешно, — снимая кепи, ответил мужчина. У них в семье было не принято употреблять слово «вскрыл» и, тем более, «взломал».

       — Поздравляю, — Мадлен улыбнулась. — И ещё поздравляю с днем рождения. Дай я тебя поцелую.

       — Спасибо.

       — Устал?

       — Есть немного.

       «Постарел… — мысленно отметила женщина. — Раньше об усталости и слышать не хотел…»

       — Деньги я завез на хранение партнерам… Свою долю позже заберу.   

       — Так у нас с тобой ещё с прошлого раза куча денег осталась.

       — Хочу для тебя, Мадлен, уникальное колье заказать. Из южно-африканских алмазов и колумбийских изумрудов. Я уже эскиз набросал, а изладить его должны в Голландии. Там в Амстердаме есть один мастер…

       — Оставь, куда мне столько цацек.  

       — А если новый дом купить?

       — О чем ты говоришь, Джон? Мы этот купили три года назад. Отличный дом, хороший район, прекрасный сад с твоими любимыми хризантемами сорта Бомбелини…

       — Может прикупить что-нибудь по хозяйству, например, мебель и автомобиль.

       — Мебель вся новая, оба автомобиля тоже. Даже и не знаю, куда нам деньги пристроить, — Мадлен слега пожала плечами.

       — Так хотя бы телевизор, холодильник, стиральную машину, компьютер и микроволновку обновить?

       — У нас и техника новая.

       — Вот незадача, — Джон Брэдли покачал головой. — Может, тогда яхту купим? Будет новое хобби — ходить под парусом. Море оно смелых любит.

       — Смелых, а не старых, — Мадлен нахмурила брови.

       — А если купить легкомоторный самолет? Я запишусь на курсы пилотов-любителей…

       — Тоже не думай. Яхты, самолеты — это так опасно для жизни. У тебя давно уже есть хобби — открывать сейфы. В нашем возрасте привычки лучше не менять.

       — Ладно, потом помозгуем, куда деньги деть… Не обратно же их в банк нести, — Джон Брэдли тяжело вздохнул.

       — Просто в следующий раз заранее спроси у меня, сколько забрать из банка, — посоветовала женщина.