Пираньи в Лондоне

Дело № 78 Пираньи в Лондоне

Пираньи в Лондоне

Лондон.

       Детектив Роберт (Бобби) Кларк собирался в Скотланд-Ярд, когда его супруга Марлен сообщила, что на следующей неделе они идут в Королевский театр Ковент-Гарден на выступление Королевского балета Великобритании.

       — Я купила два билета на балет Жизель.

       — Хорошо, — Бобби Кларк кивнул.

       — Места неплохие, седьмой ряд партера.

       — Седьмой ряд? Отлично. Главное, не первый, не рядом с оркестровой ямой.

       — Это почему? — удивилась супруга детектива.

       — Хорошее место ямой не назовут, — ответил Бобби Кларк.

       — По-видимому, ты сейчас тонко пошутил?

       — Ты же знаешь, чувство юмора всегда при мне, как кожа.

       — Если говорить серьезно, тебе надо чаще бывать в театрах, на концертах классической музыки… Иначе может случиться так, что вся твоя жизнь пройдет в засадах, погонях и перестрелках.

       — Ну, почему только в засадах, погонях и перестрелках? Я часто работаю под прикрытием, изображая из себя серийного маньяка-убийцу, крутого наркодиллера, Это тоже театр, и я играю в нем далеко не последнюю роль, — детектив Кларк поправил кобуру подмышкой. — Кстати, я перевоплощаюсь в матерых рецидивистов по системе великого режиссера Константина Станиславского, и думаю, он бы был мной доволен… Но об этом поговори потом. Извини, дорогая, я уже опаздываю на работу.

 

 

 

Лондон. Нью Скотланд-Ярд.

Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

 

        Бобби Кларк прикрыл за собой бронированную дверь и вошел в кабинет дивизионного комиссара.

        — Добрый день, шеф.

        — Привет, заходи, садись…

        Дивизионный комиссар достал свою любимую трубку и обратился к детективу:

        — Сегодня утром мне позвонил директор Лондонского аквариума. У них произошла необычная кража.

       — Уж не рыбу ли похитили? — спросил Бобби Кларк, закуривая сигарету.

       — Ты угадал. Из аквариума исчезли 25 рыб.

       — Кто-то решил разнообразить свой пищевой рацион.

       — Вряд ли. Пропали только пираньи, а было их в аквариуме 25 штук.

       — Двадцать пять пираний? — детектив Кларк удивленно вскинул брови. —   Невероятно. Наверняка замешан кто-то из персонала.

       — Директор такого же мнения. Посторонний это сделать не мог. Дело осложняется тем, что не известна точная дата, когда произошла кража.

       — Как вообще заметили их отсутствие? Я бывал в этом аквариуме, там же огромное количество разных рыб и плавают они все вместе, — детектив Кларк расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука.

       — Раз в десять дней Лондонский аквариум предлагает посетителям незабываемый аттракцион. Через стекло можно увидеть, как акулы, скаты и пираньи едят из рук дайверов в нескольких шагах от посетителей.

       — Понятно, значит, кто-то из дайверов заметил, что этих рыб нет. Пираньи, как я помню, хищники?

       — В том то и дело, что хищники, — дивизионный комиссар кивнул.

       — Может, они просто сожрали друг друга?

       — Маловероятно. Тогда бы в аквариуме осталась, как минимум, одна самая сильная выжившая в схватках пиранья. И потом, они же не люди, чтобы пожирать своих собратьев.

       — Полностью согласен с обоими вашими аргументами, шеф, особенно со вторым.

       — Как только стало известно о краже, директор собрал весь персонал и предложил похитителю добровольно признаться и вернуть рыб с гарантией не сообщать об этом в полицию.

       — Мудрый поступок, мудрый, — отметил детектив Кларк.

       — Увы, никто признания не сделал.

       — Значит, кража совершена в любой из девяти дней, предшествующих последнему кормлению.

       — Да. Что происходит в самом аквариуме на записи камер видеонаблюдения не попадает, — дивизионный комиссар раскурил любимую трубку. — Вот что рассказал мне о пираньях директор. Пираньи – настоящие машины убийства для других видов рыб, которые стоят ниже в пищевой цепи. Их мощные челюсти созданы для того, чтобы кусать и разрывать, а плотные мускулистые тела способны совершать под водой невероятно быстрые движения и рывки.

       — Проворные и, судя по всему, пощады не знают, — предположил детектив Кларк. — Эдакие рыбы-отморозки.

       — Сила укуса у них составляет 320 ньютонов.

       — И на человека нападают?

       — Могут напасть и на человека. При этом действуют слаженно, дружно всей стаей, — дивизионный комиссар тяжело вздохнул. — 30-летний мужчина в бразильском штате Минас-Жерайс был съеден пираньями, спасаясь от пчелиного роя. Бразилец прыгнул в воду, спасаясь от пчел. Но его съели пираньи.

       — Кошмар…

       —  Другой зафиксированный случай. 22-летний мужчина пропал без вести во время семейной прогулки у реки Парагвай, к югу от столицы Асунсьон, в Ита Энрамада. Пираньи напали на него и утащили под воду.

       — Жесть…

       — Практически каждый год фиксируется более 200 нападений на людей.

       — Эта кража, похоже, совершена сумасшедшим. Кому могут быть нужны такие рыбы?

       — На первый взгляд дело кажется пустяковым. Но интуиция подсказывает мне, что-то тут не просто, очень не просто, — дивизионный комиссар Джеймс Хью поправил кобуру подмышкой. — Раньше интуиция меня не обманывала.

       — С другой стороны, чем могут быть опасны пираньи в Лондоне?

       — Как сказать. 25 взрослых хищных рыб, это мини-банда, которую можно превратить в орудие убийства или тяжелой травмы. Кто-то, возможно, задумал многоходовое, многослойное преступление и сейчас выдерживает этих пираний голодными и злыми, поджидая удобного момента. Если, конечно, уже не использовал их для этой подлой цели.

       — Такое провернуть, это профессор Мориарти какой-то, — Бобби Кларк пустил табачный дым колечками.

       — Попробуем смоделировать всё, что может быть связано с планирующимся преступлением. Твои соображения.

       — Предлагаю начать с потенциальной жертвы и места преступления. Жертва, скорее всего, или женщина или ребенок. Взрослый мужчина может все-таки отбиться от этих рыб.

       — Согласен, — дивизионный комиссар кивнул.

       — Думаю, что женщина должна быть тоже не слишком сильной. Не спортсменка. Скорее всего, худенькая, маленькая и хилая. Возможно, старушка.    

       — Допустим.

       — Теперь место преступления. Конечно же, это водоем. Озеро, пруд и река, включая Темзу, отпадают. Водоем небольшой — бассейн. Бассейн частный. Наверно, на участке частного дома под открытым небом. Сейчас стоит такая жара, сезон купания в полном разгаре.

       — Логично, кто-то хочет выпустить хищных рыб в бассейн жертвы, — дивизионный комиссар отложил в сторону погасшую трубку. — Но потенциальная жертва увидит в бассейне странных рыб и вряд ли захочет поплавать вместе с ними.

       — Жертвой может быть не просто худенькая, хилая и старая женщина. Она может быть ещё одинокой и слепой.      

       — Одинокой и слепой? Роберт, я сейчас разрыдаюсь от твоей версии. Это готовый фильм ужасов. Худенькая, хилая, одинокая и совершенно слепая старушка, ничего не подозревая, заходит в свой бассейн, кишащий хищными, голодными пираньями.

      — Согласен, шеф. В версии получилось слишком много натяжек, — детектив Кларк покачал головой. — Но бассейн под открытым небом, как место преступления, я бы оставил.

      — Бассейн остается. Мотивы преступления сейчас обсуждать не будем.

      — Мотив преступления может быть любой, но я бы начал с возможной мести, например, мести соседей. Так заманчиво и элементарно просто перемахнуть через ограду, выпустить голодных пираний в бассейн к нелюбимым соседям и обратно через ограду. На всё про всё понадобится пара минут.

       — Я отправил в Лондонский аквариум сержанта Коллинза и команду полиграфологов. Надо проверять весь персонал на детекторе лжи. Так что подождем информацию от коллег, — дивизионный комиссар посмотрел на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле. — Время жмет. У меня через полчаса встреча с министром юстиции, а ты возвращайся к текущей работе… Роберт, туши сигарету, потом покуришь, потом… Повадились курить у меня в кабинете…

 

 

 

На следующий день.

Лондон. Нью Скотланд-Ярд.

Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

 

       — Значит, один из дайверов, работающий в Лондонском аквариуме провалил тест на детекторе лжи? — спросил шефа детектив Кларк.

       — Да, и назвал имя заказчика, который очень щедро оплатил кражу и забрал рыб. Заказчиком оказался известный лондонский банкир Самуэль Фриман, — дивизионный комиссар нахмурил брови. — Естественно, банкира вчера опросили. Он отрицать ничего не стал и объяснил, что якобы просто хотел иметь у себя дома несколько пираний. Готов вернуть рыб в Лондонский аквариум и оплатить все издержки, дополнительные расходы, отступные, плюс возможные потери от недополученной аквариумом выгоды за эти дни.

       — Шеф, банкир явно планировал что-то криминальное.

       — Конечно, но кроме кражи нам ему предъявить нечего, а от этого он легко откупится. Будем считать, что, как минимум, предотвратили готовящееся преступление.

       — Будем считать, что предотвратили, — согласился детектив Кларк.

      

 

Семь дней спустя

Лондон.

 

       Роберт (Бобби) Кларк и его супруга Марлен Ли вышли из здания Королевского театра.

       — Какой теплый вечер. Роберт, давай прогуляемся, — предложила Марлен.

       — Согласен, — детектив Кларк кивнул и достал пачку сигарет.

       — Как тебе балет?

       — Понравился. Вот только балерины… Уж больно они худенькие, я бы сказал хилые.

       — Но, Роберт, балерине положено быть худенькой.

       — Все-таки им надо побольше кушать, — не согласился Бобби Кларк. — Так ведь и упасть можно от истощения, кости переломать, сцену и декорации попортить, рампу головой разбить. Мельница сильна водой, а человек едой.

       — Как тебе Жизель? Её партию исполняла прима-балерина театра Оливия Фриман.

       — Её фамилия Фриман? — спросил Бобби Кларк.

       — Да. Она такая умница. Недавно с ней было большое интервью газеты Гардиан. У Оливии было очень трудное детство. Она родилась в простой фермерской семье под Эдинбургом.  Сызмальства много помогала родителям на скотном дворе, в поле. Сельскохозяйственной техники катастрофически не хватало. Земля была в аренде и не слишком плодородная, погода часто отвратительная, урожайность низкая…

       — Ферма была в зоне рискованного земледелия, — Бобби Кларк понимающе покачал головой.

       — Но родители Оливии все-таки нашли силы и средства и отдали её в балетную школу. А дальше она всего добилась сама.

       — Молодец.

       — Два месяца назад Оливия развелась с мужем. Муженек у неё банкир и оказался редкий негодяй. Он так измотал её бракоразводным процессом, столько вылил на неё грязи… Подключил желтую прессу. Травля продолжается, но Оливия не впала в депрессию, ни на день не бросает работу, не отменила ни одного спектакля.

       — Интересно, очень интересно… — задумчиво произнес детектив Кларк

       — Она постоянно придерживается строго режима: не употребляет алкоголь, не курит…

       — Я понял, никаких наркотиков, энергетиков, никакого кофе по-черному.

       — Да, а после вечерних спектаклей уже ночью Оливия снимает усталость…

       — Кажется, я знаю, как она снимает усталость…

 

Вопрос:  Как прима-балерина снимает усталость после вечерних спектаклей?

 

 

 

Ответ:  — Она плавает в своем бассейне.

       — Точно! Но откуда тебе это известно, Роберт? Ты читал интервью?

       — Интуиция, — скромно ответил детектив из Скотланд-Ярда.