Дело №5 Первый закон робототехники

Дело №5 Первый закон робототехники

.                                                                                                 Первый закон робототехники:

                                                                         Робот не может причинить вред человеку

30 сентября. 2039 год.

Лондон.  Нью Скотланд-Ярд.

      Во вторник утром детектива Кларка вызвал к себе в кабинет его шеф — дивизионный комиссар Джеймс Хью.

      — Добрый день, шеф… — поздоровался Бобби Кларк, открывая бронированную дверь.

      — Добрый… Проходи, садись… — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой. — Сразу к делу. Ко мне вчера вечером обратился мой давний приятель главный психоаналитик и сексолог Лондона мистер Майкл Дрей. Скажу откровенно, Майк необыкновенный человек: великолепный врач и диагност, интересный собеседник, а про секс он знает абсолютно всё. Например, Камасутру знает, как таблицу умножения. Иногда мне даже становится страшно за его супругу — хрупкую прима-балерину Королевского балета Великобритании…

      — В сексе тоже, много знаний много и скорби, — не слишком удачно попытался пошутить Бобби Кларк, после чего расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука.

      — Так вот, трагически скончался один из клиентов Майкла — покончил жизнь самоубийством. Майк считает, что уже почти полностью вылечил этого человека, и теперь его компетенция, как врача, поставлена на карту… Надо помочь Майку, — дивизионный комиссар посмотрел на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле. — Но я, как назло, прямо сейчас должен ехать в Хитроу, а откуда лететь в Улан-Батор.

      — На соколиную охоту?

      — Нет, на евро-азиатский симпозиум по противодействию криминальной торговле ценными породами лошадей. Так что ты тут сам вникни в это дело и разберись.

      —  Понятно, шеф. Вникну, разберусь, доложу…

      — Вот тебе визитка мистера Майкла Дрея… Кстати, если у тебя есть проблемы с сексом, можешь попутно у него спросить какие таблетки попринимать.

      — Спасибо, шеф, но пока у меня нет проблем с сексом, — сказал детектив Кларк и трижды постучал по столу.

      — Ну, вот и добре… Сразу позвони мне о результатах.

      — Обязательно, шеф. Сразу позвоню вам прямо в Улан-Батор, — твердо пообещал Бобби Кларк.

       Главный психоаналитик Лондона Майкл Дрей выглядел, как настоящий психоаналитик: большая, умная  голова; чуть тронутые сединой волнистые волосы почти до плеч, маленькая бородка; тревожный взгляд; импульсивные движения. В левой руке он держал незажженную просто сигару.

За его спиной на стене висел портрет Зигмунда Ивановича Фрейда тоже с просто сигарой в руке. На столе слева от хозяина кабинета лежала толстая книга французского психоаналитика Жана Вальтера «Роль секса в процессе превращения обезьяны в человека».

       «Значит, все-таки, не труд, а секс сыграл главную роль… Это надо запомнить, потом где-нибудь в компании блесну…» — подумал Бобби Кларк.

       — Мистер Кларк, вы детектив из Скотланд-Ярда и работаете под руководством самого мистера Джеймса Хью? — спросил Майкл Дрей.

       — Да, сэр. Я хотел бы услышать подробности о трагическом случае…

       — Мистер Кларк, я два года лечил некого мистера Мига Стоуна от синдрома хронической усталости, апатии и тяжелого невроза. Он несколько лет возглавлял очень успешную аудиторскую фирму, но в связи с общей компьютеризацией востребованность аудиторских услуг резко упала, и фирма обанкротилась. Это был серьезный жизненный удар, плюс возраст мистера Стоуна.

       — Сколько ему было лет?

       — Ему было полных 74 года. Сами понимаете, уже и возрастные проблемы со здоровьем начались: атеросклероз, гипертония, метеоризм…

       — Понимаю… То есть, предполагаю… — кивнул Бобби Кларк.

       — Мистер Стоун очень переживал банкротство фирмы, стал злоупотреблять спиртными напитками и во всех своих бедах начал винить технический прогресс: компьютерные программы 1:С, 2:С, 3:С. Просто возненавидел компьютеры, компьютерные томографы и так далее. Дома он начал часами срывать злость на своих роботах-прислуге.

       — Это каким образом? — детектив Кларк удивленно вскинул брови. 

       — Заставлял домашних роботов огромное число раз повторять фразы: «Я кусок железа… Мое место на помойке… Меня надо раздавить асфальтовым катком… Я чмо… Я железное чмо…»

       —  Судя по всему, заболевание было серьезным. И вам удалось починить мистера Стоуна?

       — Да, мистер Кларк. Сначала лечение шло очень тяжело. Я долго копался в его детстве, потом в его юности и отрочестве, поработал с его Сверх-Я, почистил его Оно, убрал из его подсознания ненужные сублимации и фиксации, раз двадцать совершил с мистером Стоуном трансфер и контртансфер…

       Детектив Кларк не понял, что двадцать раз совершил мистер Дрей с мистером Стоуном, но, на всякий случай, решил не уточнять.

       — Мы психоаналитики, фактически, являемся ассенизаторами человеческого подсознания. Да, да, ассенизаторами подсознания. Это ведь только внешне многие люди выглядят интеллигентами и Красными Шапочками, а внутри-то болото, топь, миазмы. И все это надо найти в глубинах мозга, раскопать, вскрыть и выпустить наружу. Тогда и полегчает человеку, сразу полегчает… — главный психоаналитик Лондона отложил в сторону просто сигару. В итоге лечение Мистера Стоуна завершилось вполне успешно. Он начал излучать оптимизм и веру в завтрашний день. Заказал новую вставную челюсть, новый слуховой аппарат, набил на плече татуировку в виде орла, стал делать селфи… Параллельно терапевты подобрали ему от атеросклероза антисклеротические препараты, от гипертонии — гипотензивные, а от метеоризма мощные ветрогонные средства… Из спиртных напитков мистер Стоун стал позволять себе строго только один бокал любимого коктейля на уик-энд. И вдруг, как гром среди ясного неба, я узнаю позавчера, что он принял яд и умер. Этого не может быть, мистер Кларк.

       — Вы считаете, что это было убийство?

       — Конечно, я не детектив. Сфера моей деятельности неврозы и сексуальные перверсии, но я почти уверен в этом.

       — Я вас понял, мистер Дрей.

       — Найдите убийцу, мистер Кларк. Очень прошу вас.

       — Не могу ничего обещать, мистер Дрей. Вначале я должен побеседовать с полицейскими, которые занимаются смертью мистера Стоуна.

       — Кстати, как у вас у самого обстоят дела с головой и всем остальным, что находится ниже головы? — главный психоаналитик Лондона с интересом посмотрел на детектива из Скотланд-Ярда. — Если есть проблемы, не стесняйтесь, я всегда к вашим услугам. Посидим, копнем ваше детство, потом копнем вашу юность и зрелые годы… И что—нибудь раскопаем, мистер Кларк! Обязательно раскопаем! Такое раскопаем, что волосы дыбом, готовы будете сквозь землю провалиться от стыда, небо с овчинку покажется, белугой взвоете, жить не захочется…

       — Звучит заманчиво, весьма заманчиво, но у меня пока с головой и всем остальным, что ниже головы, проблем нет, — ответил детектив Кларк.

       — Как начнутся проблемы, сразу и приходите.

       — Когда начнутся проблемы, сразу к вам, — пообещал Бобби Кларк, подумав: «И лопату прихвачу… И лом, и кирку, чтоб копнуть поглубже…»

       — Очень надеюсь, что вы найдете убийцу… — хозяин кабинета тяжело вздохнул, поднялся из кресла и, по-стариковски шаркая ногами, проводил детектива Кларка до двери.

       Расследованием смерти мистера Стоуна занимался совсем ещё молодой сержант-детектив Робин Вуд. Он приветливо встретил детектива Кларка, предложил кофе и охотно поделился с коллегой результатами своей работы.

       — Дело можно закрывать, мистер Кларк. Это самоубийство. Все говорит о том, что в субботу днем мистер Стоун пришел к себе домой, сделал свой любимый коктейль, добавил в бокал яд и выпил его.

       — Кто в это время был в доме? — спросил Бобби Кларк.  

       — Два позитронных робота. Они занимались садово-огородными работами, приборкой территории и только вечером, когда один из них зашел в кабинет, чтобы пригласить мистера Стоуна на ужин, он увидел его труп. Роботы сразу же вызвали службу спасения, но было уже поздно.

       — Время смерти?

       — По данным судебно-медицинской экспертизы смерть наступила в субботу между двумя и четырьмя часами дня.

       — Характер яда?

       — Токсикологи обнаружили в крови Стоуна и в бокале с остатками коктейля сильный яд из группы веществ нервно-паралитического действия. Смерть была почти мгновенной.

       — И где он мог достать яд? — удивился Бобби Кларк.

       — Я задал этот вопрос токсикологам. Они ответили, что сейчас это не проблема. Можно найти практически любой рецепт в интернете, а этот яд оказывается очень легко изготовить самому из двух ингредиентов, которые не являются токсичными, и поэтому их свободно можно приобрести, как обычные химические реактивы.

       — То есть, Стоун раскопал в интернете формулу бинарного отравляющего вещества, потом свободно купил два нетоксичных ингредиента. Дома смешал их в бокале с коктейлем и получил яд в бокале?

       — Все говорит о том, что именно так все и случилось.

       — Название коктейля? — живо поинтересовался Бобби Кларк.

       — Highball. С имбирным элем.

       — Если мне не изменяет память, в заполненный льдом высокий бокал добавляют 60 миллилитров виски и 100 миллилитров имбирного эля?

       — Да, он предпочитал традиционный Highball: виски и имбирный эль.

       — В доме обнаружены остатки ингредиентов яда?

       — Нет. По-видимому, он их полностью смешал в бокале с коктейлем.

       — Мистер Стоун не оставил никакой записки?

       — Нет… Он жил один, и никаких гостей и посетителей в тот день не было, кстати, как и накануне.

       — Странно… Судя по косвенным данным, он не должен был кончать жизнь самоубийством, — сказал детектив Кларк, и ему вспомнились слова главного психоаналитика Лондона: «Лечение прошло очень успешно. Мистер Стоун начал излучать оптимизм и веру в завтрашний день. Он заказал новую вставную челюсть, новый слуховой аппарат, набил на плече татуировку в виде орла, стал делать селфи…»

       — Но кроме роботов в день смерти мистера Стоуна в доме никого не было. Не роботов же подозревать в убийстве человека? По-моему, в истории ещё не зафиксировано ни одного случая, когда роботом был бы нарушен первый закон робототехники, — сержант-детектив пожал плечами. — Два типичных позитронных робота-слуги: прибирают в доме, в саду, стирают, закупают продукты, готовят еду… Какой у них мог быть мотив для убийства мистера Стоуна? И как они могли обойти первый закон робототехники?

       — Какой мотив? — задумчиво произнес Бобби Кларк и ему снова вспомнились слова главного психоаналитика Лондона:  «Заставлял своих роботов огромное число раз повторять фразы: «Я кусок железа… Мое место на помойке… Меня надо раздавить асфальтовым катком… Я чмо… Я железное чмо…»

       — Два типичных позитронных робота-слуги. А мотив-то у них был… Похоже, крепко мистер Стоун достал их оскорблениями, и недооценил он способности двух кусков железа…  Посидели роботы как-то вдвоем, покумекали и решили: «Финиш, у хозяина совсем крыша съехала. Надо его валить!» А вот как они обошли первый закон робототехники?.. Придется подумать…  Впрочем, кажется, я знаю ответ на этот вопрос… — сказал Бобби Кларк и хлопнул в ладоши.

Вопрос:             Как два позитронных робота сумели обойти первый закон робототехники и убили мистера Стоуна?

 

Ответ:

                                                              Первый закон робототехники.:

                                                                         Робот не может причинить вред человеку

       — Роботы знали, как и из чего их хозяин по уик-эндам делал свой любимый коктель. Вначале они нашли в интернете рецепт двухкомпонентного яда. Потом каждый робот купил по безвредному для человека компоненту этого яда. Потом один робот добавил свой компонент в виски, другой робот добавил свой компонент в имбирный эль. После этого оба напитка так и оставались безвредными для человека, до тех пор пока человек сам не смешал виски с элем для любимого коктейля и, таким образом, сам получил опасный для своей жизни яд. Потом человек сам выпил этот коктейль с ядом. Так роботам, как бы, и удалось обойти первый закон робототехники.

       — Хитро придумано, хитро…

       — Я роботов, конечно, не оправдываю, но мистеру Стоуну следовало следить за своей речью… — Бобби Кларк достал пачку сигарет. — Все-таки «чмо» это слово обидное для всех.

       — А если б он их козлами обозвал? — оживился молодой сержант-детектив. — Ему бы пришлось ответить за «козлов»?

       — Ну, за «козлов» то роботы бы для него придумали что-нибудь покруче яда, покруче. И смерть мистера Стоуна была бы не быстрой и не легкой… — предположил детектив Кларк, прикурил сигарету и пустил дым колечками.