Дело №6 Дыра в Международной космической станции

Дело №6 Дыра в Международной космической станции

Алексей Бенедиктов

2 октября. 2039 год. 

Лондон. Нью Скотланд-Ярд.

 

     — Добрый день, шеф. Серьезные новости с утра? — спросил Бобби Кларк заходя в кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

     — Привет, проходи, садись. Новости действительно очень серьезные, — дивизионный комиссар посмотрел на свои часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле. — Десять минут назад к нам в Скотланд-Ярд обратились директор НАСА Сэм Скотт и директор Роскосмоса Иван Иванов. Ты наверное слышал, у них недавно произошло ЧП на борту Международной космической станции…

      — Это появление странной дыры на борту станции из-за чего все космонавты были срочно возвращены на Землю?

      — Да. Именно этот случай. Лучшие специалисты из ФБР и ФСБ провели расследование, но того кто просверлил дыру вычислить не смогли. Руководство просит нас помочь… — дивизионный комиссар раскурил свою любимую трубку. — Экипаж станции был совместный: пять русских космонавтов, пять американских. Теперь русские подозревают американцев, а американцы русских. И те и другие ребята крутые, горячие: предки американцев дикий запад покорили, предки русских — западную и восточную Сибирь. И американцы и русские к оружию привычные, у них ядерных арсеналов полно. Так что дело может дойти до ядерной войны. Понятно, что ни американцев, ни русских ядерная война не пугает, они смерти не боятся, но на Земле есть ещё и другие народы, которые жить хотят…

       — Я понял, шеф. Надо узнать кто просверлил дыру… — Бобби Кларк расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука. — Если мне не изменяет память, когда-то очень давно уже был похожий случай с дыркой на МКС?

        — Да, в 2018 году кто-то также напакостил, и тогда так и не удалось докопаться до истины. Дело повисло глухарем…

        — Что известно по последнему случаю?

        — 25 сентября на МКС произошло падение давления. Экипаж станции незамедлительно приступил к поиску отверстия в корпусе станции, через которое в космическое пространство улетучивался воздух. Отверстие диаметром в один сантиметр обнаружили возле туалета. Совсем рядом с тем местом, где просверлили дыру, находится сливной бачок.

        — Похоже место для сверления выбрано не случайно. Можно сказать, около самого сердца станции, — заметил лейтенант Кларк.

        — Ну, я бы не стал называть ватерклозет сердцем космической станции, хотя объект крайне необходимый и, по большому счету, незаменимый. Без гигиены на орбите, как без скафандра в космосе.

        — И что было, когда космонавты обнаружили дыру? — спросил Бобби Кларк.

        — Космонавты не растерялись и сумели частично заклеить отверстие жеваным хлебным мякишем. 

       — Толково… Не каждый догадается использовать для герметизации космического корабля жеваный хлебный мякиш… — Бобби Кларк одобрительно покачал головой.

       — Поэтому в космонавты дураков и не берут… Но полностью загерметизировать дыру не удалось, в связи с чем было принято решение об экстренном возвращении космонавтов на Землю.

      — Были явные следы сверления вокруг дыры? 

      — Да, очень похоже, что это была работа дрелью, которую кто-то взял из набора рабочего инструмента станции.

      — Что говорят в Роскосмосе о возможном повреждении стены при сборке станции на заводе? — спросил Бобби Кларк, прикуривая сигарету.

      — Полностью исключают случайное повреждение при сборке на земле. Исключают вандализм, вредительство и разгильдяйство под воздействием алкоголя или чего-нибудь покрепче со стороны выполнявших сборку сотрудников. В Роскосмосе заверили, что на заводе, конечно, пьют, но меру знают… И полностью исключают, что дыру сделал кто-то из заводских на спор или просто чтобы поприкалываться… 

      — А что показал опрос космонавтов на земле?

      — В том то и дело, что никто ничего подозрительного не видел. Никто из десяти членов экипажа, — дивизионный комиссар выдохнул клубы табачного дыма через нос.

      — Поразительно.

      — И никто из десяти космонавтов не слышал шума сверления.

      — Невероятно, — Бобби Кларк хлопнул себя по ляжке. — Небольшое, замкнутое пространство станции с десятью космонавтами. Их же там, как сельдей в бочке. Теснота, наверняка и духота, хоть топор вешай… Как-будто бы с дрелью действовал невидимка или призрак. 

      — Космос её тот черный ящик. В нем полно всякой нечисти… Может даже больше чем на Земле, — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой. — Возможно, какое-то неведомое нам инопланетное подлое существо сумело незаметно проникнуть на станцию из космоса.

      — Допустим, нечисть проникла из космоса на станцию. А дыру то сверлить на фига? 

      — Пока нет ответа, — сурово произнес дивизионный комиссар.

      — А если это, все-таки, кто-то из космонавтов накосорезил?

     — Тогда тем более надо обязательно вычислить кто сподобился на такое вредительство. Иначе, этот же космонавт может полететь в следующий раз. А вдруг в следующий раз он возьмет дрель и начнет сверлить не стену, а своего товарища по станции какого-нибудь спящего космонавта? — дивизионный комиссар сильно нахмурил брови.

       — Это плохо. Особенно, если он начнет сверлить спящему голову. Он так может и череп спящему просветлить, а в черепе находится мозг.

      — И ещё один нюанс… — дивизионный комиссар отложил в сторону погасшую трубку. — Дыра появилась на следующий день после того как космонавты дружно отметили пятьдесят дней на орбите.

      — Отмечали со спиртными напитками?

      — Чисто символически, пили только шампанское… Просто была круглая дата. Всего же они должны были летать пятьсот дней.

      В кабинете дивизионного комиссара возникла пауза. Минут десять оба детектива сидели молча. Прервал молчание лейтенант Кларк.

       — Знаете, шеф, а что если…

*    *    *

       Дивизионный комиссар молча выслушал Бобби Кларка, удовлетворенно покачал головой и произнес:

       — Толково. Молодец. Красивая версия, очень красивая…

Вопрос: Какую красивую версию происхождения дыры в МКС предложил лейтенант Кларк?

      — Может быть, шеф, космонавты дружно отмечали пятьдесят дней на орбите, когда вдруг кто-то наиболее сообразительный сказал: «Мы ведь отлетали всего пятьдесят дней, а летать предстоит ещё целых четыреста пятьдесят. Мужики, нам оно надо?!.» Все призадумались, выпили ещё по стаканчику и дружно решили: финиш, надоело. Стали мозговать, как побыстрее свалить с надоевшей орбиты. Вспомнили случай с просверленной дырой в 2018 году. Решили сделать дыру побольше, чтобы невозможно было её полностью залатать в космосе, и полет должны были прервать.  Потом кто-то из космонавтов вспомнил, что бандиты, чтобы повязать всех ответственностью, заставляют всех принимать непосредственное участие в преступлении. Вот так, пять американских и пять русских космонавтов, как большая дружная семья, все по очереди сверлили дыру в стенке станции. Поэтому уже на земле, при расследовании они все держались, как монолит и твердили, что ничего не видели и ничего не слышали.

Дело №5 Первый закон робототехники

Дело №5 Первый закон робототехники

Алексей Бенедиктов

Первый закон робототехники:

Робот не может причинить вред человеку

 

30 сентября. 2039 год.

Лондон. Нью Скотланд—Ярд.      

Во вторник утром лейтенанта Кларка вызвал к себе в кабинет его шеф — дивизионный комиссар Джеймс Хью.

— Добрый день, шеф… — поздоровался Бобби Кларк, открывая бронированную дверь.

— Добрый… Проходи, садись… — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой. — Сразу к делу. Ко мне вчера вечером обратился мой давний приятель главный психоаналитик и сексолог Лондона мистер Майкл Дрей. Скажу откровенно, Майк необыкновенный человек: великолепный врач и диагност, интересный собеседник, а про секс он знает абсолютно всё. Например, Камасутру знает, как таблицу умножения. Иногда мне даже становится страшно за его супругу — хрупкую прима—балерину Королевского балета Великобритании… 

 В сексе тоже, много знаний много и скорби, — не слишком удачно попытался пошутить Бобби Кларк, после чего расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, ослабил и децентровал узел галстука. 

— Так вот, трагически скончался один из клиентов Майкла — покончил жизнь самоубийством. Майк считает, что уже почти полностью вылечил этого человека, и теперь его компетенция, как врача, поставлена на карту… Надо помочь Майку, — дивизионный комиссар посмотрел на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле. — Но я, как назло, прямо сейчас должен ехать в Хитроу, а откуда лететь в Улан—Батор.

— На соколиную охоту?

— Нет, на евро—азиатский симпозиум по противодействию криминальной торговле ценными породами лошадей. Так что ты тут сам вникни в это дело и разберись.

—  Понятно, шеф. Вникну, разберусь, доложу…

— Вот тебе визитка мистера Майкла Дрея… Кстати, если у тебя есть проблемы с сексом, можешь попутно у него спросить какие таблетки попринимать…

— Спасибо, шеф, но пока у меня нет проблем с сексом… — сказал лейтенант Кларк и трижды постучал по столу.

— Ну, вот и добре… Сразу позвони мне о результатах. 

— Обязательно, шеф. Сразу позвоню вам прямо в Улан—Батор, — твердо пообещал Бобби Кларк.

*    *    *

Главный психоаналитик Лондона Майкл Дрей выглядел, как настоящий психоаналитик: большая, умная голова; чуть тронутые сединой волнистые волосы почти до плеч, маленькая бородка; тревожный взгляд; импульсивные движения. В левой руке он держал незажженную просто сигару.

За его спиной на стене висел портрет Зигмунда Фрейда тоже с просто сигарой в руке. На столе слева от хозяина кабинета лежала толстая книга французского психоаналитика Жана Коко Вальтера «Роль секса в процессе превращения обезьяны в человека». 

«Значит, все—таки, не труд, а секс сыграл главную роль… Это надо запомнить, потом где—нибудь в компании блесну…» — подумал Бобби Кларк.

 — Мистер Кларк, вы детектив из Скотланд—Ярда и работаете под руководством самого мистера Джеймса Хью? — спросил Майкл Дрей.

— Да, сэр. Я хотел бы услышать подробности о трагическом случае…

— Мистер Кларк, я два года лечил некого мистера Мига Стоуна от синдрома хронической усталости, апатии и тяжелого невроза. Он несколько лет возглавлял очень успешную аудиторскую фирму, но в связи с общей компьютеризацией и цифровизацией востребованность аудиторских услуг резко упала, и фирма обанкротилась. Это был серьезный жизненный удар, плюс возраст мистера Стоуна… 

— Сколько ему было лет?

— Ему было полных 74 года. Сами понимаете, уже и возрастные проблемы со здоровьем начались: атеросклероз, гипертония, метеоризм…

— Понимаю… То есть, предполагаю… — кивнул Бобби Кларк.

— Мистер Стоун очень переживал банкротство фирмы, стал злоупотреблять спиртными напитками и во всех своих бедах начал винить технический прогресс: компьютерные программы 1:С, 2:С, 3:С. Просто возненавидел компьютеры, компьютерные томографы и так далее. Дома он начал часами срывать злость на своих роботах—прислуге.

— Это каким образом? — лейтенант Кларк удивленно вскинул брови. 

— Заставлял домашних роботов огромное число раз повторять фразы: «Я кусок железа… Мое место на помойке… Меня надо раздавить асфальтовым катком… Я чмо… Я железное чмо…» 

—  Судя по всему, заболевание было серьезным. И вам удалось починить мистера Стоуна?

— Да, мистер Кларк. Сначала лечение шло очень тяжело. Я долго копался в его детстве, потом в его юности и отрочестве, поработал с его Сверх—Я, почистил его Оно, убрал из его подсознания ненужные сублимации и фиксации, раз двадцать совершил с мистером Стоуном трансфер и контртансфер… 

Лейтенант Кларк не понял, что двадцать раз совершил мистер Дрей с мистером Стоуном, но, на всякий случай, решил не уточнять.

— Мы психоаналитики, фактически, являемся ассенизаторами человеческого подсознания. Это ведь только внешне многие люди выглядят интеллигентами, а внутри то болото, топь, миазмы. И все это надо вскрыть и выпустить наружу. Тогда и полегчает человеку, сразу полегчает… — главный психоаналитик Лондона отложил в сторону просто сигару. В итоге лечение Мистера Стоуна завершилось вполне успешно. Он начал излучать оптимизм и веру в завтрашний день, заказал новую вставную челюсть, новый слуховой аппарат, набил на плече татуировку в виде орла, стал делать селфи… Параллельно терапевты подобрали ему от атеросклероза антисклеротические препараты, от гипертонии — гипотензивные, а от метеоризма мощные ветрогонные средства… Из спиртных напитков мистер Стоун стал позволять себе строго только один бокал любимого коктейля на уик—энд… И вдруг, как гром среди ясного неба, я узнаю позавчера, что он принял яд и умер… Этого не может быть, мистер Кларк.

— Вы считаете, что это было убийство?

— Конечно, я не детектив. Сфера моей деятельности неврозы и сексуальные перверсии, но я почти уверен в этом.

— Я вас понял, мистер Дрей.

— Найдите убийцу, мистер Кларк. Очень прошу вас…

— Не могу ничего обещать, мистер Дрей. Вначале я должен побеседовать с полицейскими, которые занимаются смертью мистера Стоуна.

— Кстати, как у вас у самого обстоят дела с головой и всем остальным, что находится ниже головы? — главный психоаналитик Лондона с интересом посмотрел на лейтенанта из Скотланд—Ярда. — Если есть проблемы, не стесняйтесь, я всегда к вашим услугам. Посидим, копнем ваше детство, потом копнем вашу юность и зрелые годы… И что—нибудь раскопаем, мистер Кларк, обязательно раскопаем! Такое раскопаем, что волосы дыбом…

— Спасибо, мистер Дрей, но у меня пока с головой и всем остальным проблем нет, — сказал лейтенант Кларк вставая.

— Как начнутся проблемы, сразу и приходите.

— Когда начнутся проблемы, сразу к вам, — пообещал Бобби Кларк, подумав: «И лопату прихвачу… И лом, и кирку, чтоб копнуть поглубже…»

— Очень надеюсь, что вы найдете убийцу… — хозяин кабинета тяжело вздохнул, поднялся из кресла и, по—стариковски шаркая ногами, проводил лейтенанта Кларка до двери.

*    *    *

Расследованием смерти мистера Стоуна занимался совсем ещё молодой сержант—детектив Робин Вуд. Он приветливо встретил лейтенанта Кларка, предложил кофе и охотно поделился с коллегой результатами своей работы.

— Дело можно закрывать, мистер Кларк. Это самоубийство. Все говорит о том, что в субботу днем мистер Стоун пришел к себе домой, сделал свой любимый коктейль, добавил в бокал яд и выпил его.

— Кто в это время был в доме? — спросил Бобби Кларк.  

— Два позитронных робота. Они занимались садово—огородными работами, приборкой территории и только вечером, когда один из них зашел в кабинет, чтобы пригласить мистера Стоуна на ужин, он увидел его труп. Роботы сразу же вызвали службу спасения, но было уже поздно.

— Время смерти?

— По данным судебно—медицинской экспертизы смерть наступила в субботу между двумя и четырьмя часами дня.

— Характер яда?

— Токсикологи обнаружили в крови Стоуна и в бокале с остатками коктейля сильный яд из группы веществ нервно—паралитического действия. Смерть была почти мгновенной.

— И где он мог достать яд? — удивился Бобби Кларк.

— Я задал этот вопрос токсикологам. Они ответили, что сейчас это не проблема. Можно найти практически любой рецепт в интернете, а этот яд оказывается очень легко изготовить самому из двух ингредиентов, которые не являются токсичными, и поэтому их свободно можно приобрести, как обычные химические реактивы.

— То есть, Стоун раскопал в интернете формулу бинарного отравляющего вещества, потом свободно купил два нетоксичных ингредиента. Дома смешал их в бокале с коктейлем и получил яд в бокале?

— Все говорит о том, что именно так все и случилось.

— Название коктейля? — живо поинтересовался Бобби Кларк.

— Highball. С имбирным элем.

— Если мне не изменяет память, в заполненный льдом высокий бокал добавляют 60 миллилитров виски и 100 миллилитров имбирного эля?

— Да, он предпочитал традиционный Highball: виски и имбирный эль.

— В доме обнаружены остатки ингредиентов яда?

— Нет. По—видимому, он их полностью смешал в бокале с коктейлем.

— Мистер Стоун не оставил никакой записки?

— Нет… Он жил один, и никаких гостей и посетителей в тот день не было, кстати, как и накануне.

— Странно… Судя по косвенным данным, он не должен был кончать жизнь самоубийством, — сказал лейтенант Кларк, и ему вспомнились слова главного психоаналитика Лондона: «Лечение прошло очень успешно. Мистер Стоун начал излучать оптимизм и веру в завтрашний день. Он заказал новую вставную челюсть, новый слуховой аппарат, набил на плече татуировку в виде орла, стал делать селфи…» 

— Но кроме роботов в день смерти мистера Стоуна в доме никого не было. Не роботов же подозревать в убийстве человека? По—моему, в истории ещё не зафиксировано ни одного случая, когда роботом был бы нарушен первый закон робототехники, — сержант—детектив пожал плечами. — Два типичных позитронных робота—слуги: прибирают в доме, в саду, стирают, закупают продукты, готовят еду… Какой у них мог быть мотив для убийства мистера Стоуна? И как они могли обойти первый закон робототехники? 

— Какой мотив? — задумчиво произнес Бобби Кларк и ему снова вспомнились слова главного психоаналитика Лондона:  «Заставлял своих роботов огромное число раз повторять фразы: «Я кусок железа… Мое место на помойке… Меня надо раздавить асфальтовым катком… Я чмо… Я железное чмо…»

— Два типичных позитронных робота—слуги. А мотив—то у них был… Похоже, крепко мистер Стоун достал их оскорблениями, и недооценил он способности двух кусков железа…  Посидели роботы как—то вдвоем, покумекали и решили: «Финиш, у хозяина совсем крыша съехала. Надо его валить!» А вот как они обошли первый закон робототехники?.. Придется подумать…  Впрочем, кажется, я знаю ответ на этот вопрос… — сказал Бобби Кларк и хлопнул в ладоши.     

Вопрос: Как два позитронных робота сумели обойти первый закон робототехники и убили мистера Стоуна?

Первый закон робототехники: Робот не может причинить вред человеку

— Роботы знали, как и из чего их хозяин по уик—эндам делал свой любимый коктель. Вначале они нашли в интернете рецепт двухкомпонентного яда. Потом каждый робот купил по безвредному для человека компоненту этого яда. Потом один робот добавил свой компонент в виски, другой робот добавил свой компонент в имбирный эль. После этого оба напитка так и оставались безвредными для человека, до тех пор пока человек сам не смешал виски с элем для любимого коктейля и, таким образом, сам получил опасный для своей жизни яд. Потом человек сам выпил этот коктейль с ядом. Так роботам, как бы, и удалось обойти первый закон робототехники.

— Хитро придумано, хитро…

— Я роботов, конечно, не оправдываю, но мистеру Стоуну следовало следить за своей речью… — Бобби Кларк достал пачку сигарет. — Все—таки «чмо» это слово обидное для всех.

— А если б он их козлами обозвал? — оживился молодой сержант—детектив. — Ему бы пришлось ответить за «козлов»? 

— Ну, за «козлов» то роботы бы для него придумали что—нибудь покруче яда, покруче. И смерть мистера Стоуна была бы не быстрой и не легкой… — предположил лейтенант Кларк, прикурил сигарету и пустил дым колечками.

Дело №4 Диверсия на космическом маяке

Дело №4 Диверсия на космическом маяке

Алексей Бенедиктов

29 сентября. 2039 год.

Лондон.   Нью Скотланд—Ярд. 

Кабинет дивизионного комиссара Джеймса Хью.

 

— Снова в Скотланд—Ярд прилетели из НАСА, снова у них какое—то ЧП, снова просят помочь… Ну, просто, повадились… — дивизионный комиссар Джеймс Хью поправил кобуру подмышкой и посмотрел на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле. — Нам тут надо со своей доморощенной преступностью заниматься, а они отвлекают… 

— Может просто отказать им? Пусть идут в Интерпол. В Интерполе есть Отдел Космических преступлений, — предложил лейтенант Бобби Кларк. Он сидел напротив дивизионного комиссара, покуривая сигарету. 

— Ты же знаешь, я не бросаю людей в сложных ситуациях. Ладно, выслушаем, подскажем. В НАСА ребята неплохие, просто у них культуры маловато… — Джеймс Хью нажал кнопку связи и отдал распоряжение на вахту. — Специалистов из НАСА пропустить ко мне в кабинет. Только пусть обувь хорошо протрут, а то последний раз натоптали, как стадо бизонов… 

Специалистов из НАСА было двое. Один был волоокий, высокий, тощий и голенастый, другой напротив — с узкими бегающими глазками, коренастый, кривоногий. В НАСА они курировали Отдел радиосветовых межпланетных маяков.

— Джентльмены, мы с лейтенантом Кларком вас внимательно слушаем, — дивизионный комиссар раскурил любимую трубку. 

— Спасибо, сэр… — слово взял высокий сотрудник НАСА. — На одной из планет за пределами нашей солнечной системы нами уже давно установлен радиосветовой маяк, который помогает в навигации космическим кораблям. Чтобы он исправно работал особых усилий и интеллекта не требуется. Обслуживать маяк легко может один человек без специального образования. Просто надо периодически переставлять и заряжать в заданной последовательности блоки на маяке. Работают на маяке вахтовым методом в одиночку, по шесть месяцев.

— Скучновато, наверное… — предположил Бобби Кларк.

—  На маяке есть библиотека, фильмотека, небольшой тренажерный зал и комната релаксации. Хотя, конечно, скучновато, особенно если учесть, что эта планета, фактически, сплошная полупустыня. Из растительности только низенькая травка и колючки вроде верблюжьих; из животного мира только насекомые, ящерицы и ещё есть рыба в единственном на планете водоеме, рядом с которым и установлен радиосветовой маяк. Больше никакой живности нет.

— Во всяком случае, так мы предполагали, — добавил коренастый сотрудник НАСА. — И предполагали небезосновательно, потому что маяк работает там уже больше трех лет, и все предыдущие вахтовики никакой другой живности никогда не видели. 

— Проблемы начались вскоре после того, как на маяке начал работать вахтовик по имени Фенимор Буш, — продолжил рассказ высокий сотрудник НАСА. — Космическим кораблем его доставили на эту планету с Земли, и он заступил на вахту два месяца назад. Вначале работа маяка шла в штатном режиме, но на тридцать вторые сутки резко упало качество передаваемого сигнала от маяка. Мы связались с Бушем, он ответил нам, что работает как обычно, все инструкции выполняет вовремя. Начались мозговые штурмы и безрезультатные поиски причины ухудшения качества сигнала. Потом мы попросили Буша отснять все внутренние и наружные узлы и блоки маяка и выслать снимки нам. Проанализировав снимки, мы, к большому удивлению, обнаружили, что одна из шести телескопических антенн маяка отсутствует.

— Что из себя представляет эта антенна? — спросил дивизионный комиссар.

— Это трехметровая трубка диаметром три сантиметра сделанная из титана алюминиевого сплава. И её кто—то отвинтил и похитил. 

— Джентльмены, вы уверены, что вам нужна помощь именно Скотланд—Ярда? — не удержался от вопроса Бобби Кларк.

— Да, именно Скотланд—Ярда, — кивнул высокий сотрудник НАСА. — Дело в том, что когда мы спросили Буша, не знает ли он куда исчезла антенна, он ответил нам что не знает, но предполагает, что её мог похитить местный снежный человек — Йети.

— Снежный человек в пустыне? Мягко говоря, звучит странновато… — заметил Бобби Кларк

— Вахтовик Буш употребил именно этот термин. Снежный человек Йети.

— Буш видел Йети своими глазами? — сурово спросил дивизионный комиссар. Он не любил мистику, не верил в экстрасенсов и паранормальные явления. Дивизионный комиссар верил только в свой интеллект, в свою интуицию, в данные агентуры и Смит—Вессон 38 калибра. 

— Видел, и не один раз. Большое человекообразное волосатое косолапое существо без одежды, — ответил сотрудник НАСА.

— Рост? Вес? Особые приметы у этого Йети? — дивизионный комиссар нахмурил брови и отложил в сторону погасшую трубку.  

— Фенимор Буш утверждает, что в холке у Йети не меньше двух метров. И весит он примерно пару центнеров. Особых примет Буш не заметил.

— Может быть это не Йети, а кто—нибудь из бывших вахтовиков, кого забыли забрать с планеты? Оброс, одичал… — предположил Бобби Кларк. 

— Исключено. Все ранее работавшие на маяке вахтовики доставлены на Землю, — заверил полицейских высокий сотрудник НАСА. 

Пару минут все сидели молча.

 — Фенимор Буш утверждает, что несколько раз видел Йети рядом со станцией, и еще он утверждает, что пару раз Йети похитил у него рыбу, которую Буш поймал в озере и сушил, и вялил на земле, — прервал тягостное молчание коренастый сотрудник НАСА. — Понимаете, мистер Хью и мистер Кларк, маяк может проработать и с пятью антеннами, но если там действительно живет Йети, то он может отвинтить и остальные антенны и вывести маяк из строя… А вдруг, никакого Йети там нет, тогда получается, Фенимор Буш сошел с ума, и от него можно ожидать все что угодно… А если там нет Йети, и Буш не сошел с ума, куда делась антенна?..

— Бушу удалось сфотографировать Йети? — спросил Бобби Кларк.

— Мы задавали ему этот вопрос. Буш говорит, что один раз попытался, но не успел сделать фотографию, потому что несмотря на огромный рост Йети оказался очень проворным и быстро убежал.

— А следы на песке этого Йети он мог заснять?

— Мы задавали Бушу и этот вопрос, но грунт там такой, что следов не видно. 

— Что известно о Фениморе Буше? — дивизионный комиссар снова раскурил свою любимую трубку.

— Понимаете, на такую работу пай мальчика не найти. Естественно, в первую очередь вербуются малообеспеченные и не слишком образованные люди. Фенимор Буш именно из этой категории, но закон он не нарушал, к уголовной ответственности ранее не привлекался. 38 лет. Не женат. Детей не имеет. На учете у нарколога не состоял… — высокий сотрудник НАСА, открыл свой планшет и развернул его экраном к полицейским. — Вот текст двух писем Буша, которые он отправил другу на Землю.

Письмо первое

Привет, Пол!

Это я, Фенимор Буш, пишу тебе, можно сказать, из глубокой задницы.Ты же знаешь, что я завербовался на маяк на другую планету. Так вот торчу я тут уже почти месяц. Место здесь гнилое, драть бы отсюда надо и драть как можно короче, но теперь уже поздно врубать заднюю, придется торчать все шесть месяцев. Со спиртным здесь воще напряг. Представляешь норма — одна бутылка вина в неделю, и выдает её железный автомат, которого не проведешь. Вино слабенькое, моча, мочой, кстати, и по цвету похоже. Так я эту бутылку за один раз из горла выпиваю и потом целую неделю лапу сосу.

Если ещё че—нибудь интересное вспомню, напишу. Пока.

Да, как там Мэри из бара «Золотой лимон»? Загуляла небось уже на следующий день после моего отлета. Но я не в обиде, чего ей в девках томиться полгода… Пока.

Письмо второе

Привет Пол.

Это я, Фенимор Буш. Тоска тут кошмарная, а до моего дембеля ещё конца и края не видно. Единственная радость, обнаружил, что в местном озере раба есть. Здорово подсел на рыбалку. Пойманную рыбу сушу и вялю на солнце, прямо на земле разложив. Одну поймал довольно здоровую килограмма на три, а может и на все четыре или пять. 

Если ещё че—нибудь интересное вспомню, напишу. Пока.

Да, передай Рябому, пусть не думает, что я позабыл, что он мне червонец должен. Прилечу на Землю, если сразу не отдаст, я ему шар оторву. 

— На Землю Буш отправил только эти два письма? — спросил Бобби Кларк.

— Только эти два письма.

— Значит, он пока не смог вспомнить ещё че-нибудь интересное… А шаром он, по—видимому, называет человеческую голову, — предположил Бобби Кларк. — Кстати, нельзя сказать, что Буш очень силен в эпистолярном жанре.

— Судя по тексту писем другу, парень он неплохой, культуры маловато… Ему бы словарный запас расширить, над стилистикой поработать, — заметил дивизионный комиссар Джеймс Хью. — А ведь это он, джентльмены, сподобился на совсем не благовидное дело. 

— Да, уж свинтить антенну… — согласился с шефом Бобби Кларк.

— Так это Буш, похитил телескопическую антенну? Но зачем?.. — высокий сотрудник НАСА удивленно вскинул брови.

Вопрос: Что ответил лейтенант Кларк?

— Буш решил заняться рыбалкой, а деревьев и кустов на планете нет. Вот он и сделал удилище для удочки из телескопической антенны, а чтобы объяснить вам отсутствие антенны на маяке, придумал появление вороватого Йети.

— И это чмо, чтобы порыбачить, свинтил важнейшую деталь космического радиосветового маяка?.. Это ж полное безобразие!.. И ведь дурак дураком… — возмутился коренастый сотрудник НАСА.

— Ну, не такой уж и дурак, — возразил дивизионный комиссар Джеймс Хью. — Телескопическая антенна из титана алюминиевого сплава. Длина три метра, легкая, прочная, надежная, проста в эксплуатации. Как удилище для удочки просто идеальный вариант…

— И как нам теперь с Земли заставить его вернуть антенну на место? — высокий сотрудник НАСА вопросительно посмотрел на детективов из Скотланд—Ярда. — Он же может в отказ пойти. Скажет, знать ничего не знаю, антенну не трогал… И будет продолжать там с ней рыбачить ещё четыре месяца до конца вахты, потом избавится от неё, например утопит, а когда за ним прилетят, снова скажет, знать ничего не знаю, антенну не трогал.

— Обычно человек пугает других тем, чего он очень боится сам, — устало произнес дивизионный комиссар. — Надо сообщить Бушу, что вам известно зачем он свинтил антенну и, если он не привинтит её обратно, вы направите к нему космических десантников, и они просто оторвут у него шар.

Дело №3 Смерть неандертальца

Дело №3 Смерть неандертальца

Алексей Бенедиктов

27 сентября. 2039 год. 

Лондон.  Нью Скотланд-Ярд.

Лейтенант Кларк прикрыл за собой бронированную дверь и вошел в кабинет своего шефа дивизионного комиссара Джеймса Хью.

— Добрый день, шеф.

— Добрый… Проходи, садись, расслабься…

        Бобби Кларк опустился в кресло напротив шефа, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и децентровал узел галстука. Дивизионный комиссар  задумчиво посмотрел в окно и после короткой паузы произнес: 

— Сентябрь на излете… В Трансильвании сейчас особенно хорошо. Леса, покрытые золотом, переливаются на фоне заснеженных горных вершин и бирюзового неба. Можно часами баловаться кистью на пленэре или бродить с фоторужьем, отстреливая один снимок за другим…

— Да, неплохо бы сейчас пойти в отпуск, — сказал лейтенант Кларк, зная, что шеф вообще никогда не был в отпуске.

— Немного помечтали и вернемся к делам…  дивизионный комиссар раскурил свою любимую трубку. — Сегодня утром мне позвонили из Музея Палеонтологии.

— Неужели у них украли скелет динозавра?

— У них, слава Богу, ничего не украли. Наоборот, к ним поступил новый экспонат — скелет недавно отрытого неандертальца.

— Я искренне рад за них, но причем здесь Скотланд—Ярд? — спросил Бобби Кларк.

— А при том, что этого неандертальца возможно убили.

Пару минут дивизионный комиссар и лейтенант сидели молча.

— Шеф, насколько я помню, неандертальцы жили двести тысяч лет назад… — прервал паузу Бобби Кларк.

— Ты правильно помнишь, они жили в конце раннего и среднего палеолита, — дивизионный комиссар кивнул. — Работники музея оформляют отдельный стенд с этим неандертальцем и хотят написать аннотацию к нему. Ну, и попросили нас помочь им разобраться, как он покинул тот бренный мир: помер от старости, от болезни, от несчастного случая, или его убили. Если убили, то какой был мотив преступления, как убили и кто убийца.

— А показания свидетелей из раннего и среднего палеолита сохранились? — вяло попытался пошутить лейтенант Кларк.

—  Я считаю, что мы не должны быть формалистами, — дивизионный комиссар проигнорировал не слишком удачную шутку подчиненного. — Кто бы не обращался в Скотланд—Ярд за помощью, мы должны помочь, как, например, помогаем нашим младшим братьям по разуму ребятам из Интерпола. Поэтому свяжись с музеем, взгляни на останки неандертальца и помоги работникам музея написать правдивую аннотацию.

— Хорошо, шеф. Я постараюсь разобраться в причинах смерти нашего предка… — пообещал Бобби Кларк.

*    *    *

Миссис Диккенс — директор Музея палеонтологии, была женщина очень решительная и эмоциональная. Она провела лейтенанта Клара в зал, где на большом столе на брезентовой ткани были разложены кости скелета неандертальца.

— Этот скелет неандертальца удалось откопать нашим археологам на Балканском полуострове месяц назад… Это такая удача, мистер Кларк… Это археологический джекпот!.. Это для нас такая же радость, как для вас поймать и отправить на виселицу серийного маньяка—убийцу… Вы, наверняка, захотите потрогать кости своими руками, вот резиновые перчатки…

— Спасибо, — Бобби Кларк взял пару перчаток, но надевать их не стал, и большого желания потрогать археологический джекпот не испытал. — Мадам, я, если честно сказать, не совсем понимаю свою задачу.

— Сейчас я вам всё объясню… Дело в том, что вчера, когда мы распаковали контейнер с останками этого неандертальца, его череп случайно увидел наш сторож Фрэнк Бонд. В молодости он служил в спецназе в подразделении «Речные котики» и он сразу сказал нам, что дыра в черепе неандертальца — результат удара, очень похожего на удар, когда надо без шума снять часового, а в наличии только армейский пистолет, и тогда сзади наносится удар рукояткой пистолета часовому по темени.

С этими словами миссис Диккенс взяла череп неандертальца и показала его лейтенанту Кларку. В правой теменно—затылочной области имелся дефект кости в виде дыры длиной сантиметров шесть и шириной один — полтора сантиметра.

» Двести тысяч лет назад неандерталец стоит на часах у входа в свою пещеру, а сзади к нему подкрадывается неандерталец—спецназовец с армейским пистолетом в руке… Полный сюрр…»  подумал Бобби Кларк.

— Неандерталец должен стать гвоздем программы нашего музея. Большим магнитом, притягивающим к себе всех посетителей… Естественно, посетителей будет интересовать происхождение перелома черепа. Что это было: убийство или несчастный случай? Вот мы и обратились в Скотланд—Ярд за помощью в этом вопросе… Согласитесь, мистер Кларк, что он, по своему, очень даже симпатичный… Моя женская интуиция подсказывает мне, что это был мужчина в расцвете сил.

Бобби Кларк внимательно посмотрел на по—звериному вытянутый череп с узким лбом, мощными надбровными дугами, широким носом и массивной нижней челюстью, которой могли бы позавидовать канадские профессионалы высшей хоккейной лиги. 

— Да, по своему он очень симпатичный и, похоже, это был мужчина в самом расцвете сил, — сказал лейтенант Кларк, подумав, что о вкусах не спорят. К тому же, он решил не расстраивать женщину сомнениями о половой принадлежности неандертальца. — А что это за почти истлевшая деревянная палка? 

— Она была найдена рядом с костями неандертальца. По-видимому, это была его дубинка. Наверное, она не раз выручала его в схватках не на жизнь, а на смерть. Но от подлого удара сзади по голове не спасла. Впрочем, возможно, неандерталец выжил после этого удара и умер гораздо позже от чего—то совсем другого.

 — Вполне возможно, мадам, что эта травма была несмертельный.

 — Может вы, мистер Кларк, докажите, что это был несчастный случай? Например, неандерталец поскользнулся на кожуре банана и упал, ударившись с высоты своего роста, головой об острый камень на земле.

— Я постараюсь отработать эту версию, мадам.

— А может это было нелепое и трагичное стечение обстоятельств? Например, где—то в горах, где шел неандерталец, вдруг начался сильный камнепад, и на голову ему прилетел камень?.. 

— Камнепад вполне возможная причина травмы, мадам.

— Или неандерталец неосторожно прыгнул вниз головой в водоем за рыбой и ударился о камень на дне этого водоема?

— Мадам, я начинаю ощущать себя лишним в расследовании. Вам определенно надо переходить работать в Скотланд—Ярд.  

— Ну, что вы, мистер Кларк. Просто я сейчас смотрю голливудский детективный сериал «Кровь на бензопиле садовника» и читаю мировой детективный роман—бестселлер «Гроб для невесты». Поэтому начала немножко разбираться в работе детектива…

— Это очень хороший, полезный навык, мадам. Он вам вполне может пригодиться и в быту, так сказать, для дома, для семьи.

— Извините, что я отвлекла вас своей болтовней…

— Миссис Диккенс, мне будет легче работать, если вы в общих словах расскажите о неандертальцах: их быт, нравы…

— С удовольствием, мистер Кларк. Неандертальцы жили общинами, в которых царил патриархат. Мужчины занимались охотой, рыбалкой, воевали. Женщины воспитывали детей, постоянно готовили еду. Главными в общине были: вождь, колдун и знахарь, который далеко не всегда успешно лечил заболевших.

— Так у них было всё почти как в наши дни… — поразился Бобби Кларк. — А кто были основные враги неандертальцев?

— Врагов у них было много. Во—первых, хищные животные: саблезубые тигры, львы, пещерные медведи, аллигаторы, змеи, волки, — директор музея аккуратно положила на стол череп неандертальца. — Особую опасность для неандертальцев представляли злобные питекантропы. Питекантропы, хоть и были менее сообразительными, чем неандертальцы, но всегда нападали группой, действовали смело и нагло, не брезговали даже каннибализмом.

— Голод не тетка. В экстремальных условиях этим могут грешить и наши современники, — заметил лейтенант Кларк.

— Могли случаться серьезные конфликты и внутри неандертальской общины… 

— А из—за чего вспыхивали конфликты внутри общины?

— Из—за женщины, из-за куска мяса, из-за более теплого места у огня, просто из-за места в пещере, — объяснила директор музея.

— Поразительно, все как в наши дни. Получается за 200 000 лет мало что изменилось?.. Впрочем, в наше время ещё добавились футбольные фанаты и разборки между ними.

— Вам виднее, мистер Кларк. Вы ведь работаете в Скотланд—Ярде.

— Мадам, а у вас есть кто-нибудь кто помог бы мне разобраться именно с костями?

— Конечно, мистер Кларк. Я сейчас приглашу сюда нашего старейшего сотрудника музея мистера Дональда Рида. Он просто обожает кости…   

        Мистер Дональд Рид оказался весьма приветливым дедушкой. Он очень оживился при виде скелета неандертальца: глаза у дедушки заблестели, дыхание участилось, появилась волнительная дрожь в пальцах, движения стали нетерпеливо—импульсивными, пару раз он даже судорожно сглотнул обильно набежавшую слюну. Как опытный антрополог, Дональд Рид сразу же принялся рассказывать Бобби Кларку про особенности костной системы предков человека.

— Понимаете, мистер Кларк, кости могут рассказать нам о многом. Например, о поле. Видите, какой у этого неандертальца узковатый, чуть вытянутый таз, образующий форму конуса. Скорее всего это был мужчина… Кости показывают нам какие нагрузки были у людей при жизни. Чем больше нагрузка на мышцу, тем больше она увеличивается в размерах и тем больше становится рельеф на костях в местах прикрепления этой мышцы… Вот посмотрите какая мощная дельтовидная бугристость у нашего неандертальца на левой плечевой кости. Это место крепления мышц плеча. Значит, нашему неандертальцу часто приходилось работать этой рукой: поднимать тяжести, метать копье, махать дубиной… На правой плечевой кости аналогичная бугристость выражена слабее, значит, он был левша… Сильный, выносливый левша…

— Мужчина в расцвете сил? 

— Очень похоже, что именно так. 

— Успехом, наверное, пользовался у женского пола? — высказал предположение лейтенант Кларк.

— Очень вероятно… — дедушка кивнул. — С такими мощными мышцами плеча у девчонок из времен палеолита он был просто нарасхват… Да, и в наши дни девственником бы не остался…

— Ну, в наши дни, тем более девственником не остался… — согласился Бобби Кларк и сразу же спросил: — А что вы можете сказать про его череп?

— Ну—с… Череп полностью соответствует строению черепа неандертальца… Есть линейный перелом в правой теменно—затылочной области, — сказал старейший сотрудник музея и умолк. 

Лейтенант Кларк понял, что на роль судебно—медицинского эксперта дедушка не подходит и ограничился минимум вопросов.

— Большое спасибо, мистер Рид. Не могли бы вы сказать, есть ли следы заживления кости в области этого перелома? И второй вопрос, что осталось внутри черепа?

— Мне понадобится время, чтобы ответить на ваши вопросы. Нужно будет очень аккуратно распилить череп, чтобы узнать его содержимое… Думаю, что завтра утром ответы будут готовы…

— Спасибо, мистер Рид. Я подойду к вам завтра часам к десяти. До свидания, — сказал Бобби Кларк и быстрым шагом покинул музей Палеонтологии. 

*    *    *

Свинцовые тучи на небе совсем закрыли остатки солнца. Начал лить крупный, почти ледяной дождь. Дул пронзительный холодный северный ветер. Одинокий неандерталец сильно устал, сильно замерз и спешил к пещере, которую обнаружил совсем случайно. Он рассчитывал отдохнуть в ней и немого отогреться пусть даже и без огня.

Шагов за десять до входа в пещеру неандерталец услышал тревожные звуки. Он остановился, и в этот момент из пещеры вывалился  огромный бурый медведь явный альфа—самец. Медведь встал на задние лапы и взревел, увидев человека. Неандерталец ловко перемахнул через груды камней, потом через горный ручей и начал убегать от преследовавшего его пещерного медведя вниз и влево в сторону леса и небольшого заболоченного водоема.

Неандерталец добежал до кромки леса и не сразу заметил, что на большой ветке дерева располагался саблезубый тигр тоже явный альфа—самец. Большая кошка легко спрыгнула на землю и приготовилась к прыжку на человека, чтобы вцепиться ему в шею, в область сонных артерий. В это же мгновение раздался плеск воды, и совсем рядом за спиной у неандертальца из болота на берег вылез огромный зеленый аллигатор, который по—деловому направился к человеку, чтобы вцепиться ему в ноги и выше. Слева к неандертальцу, чтобы разорвать его на части, с ревом спешил чуть отставший от него пещерный медведь. Справа и спереди среди деревьев замелькали злые глаза приближающейся стаи голодных волков. Где—то внизу, в траве к неандертальцу полз восьмиметровый удав—констриктор, а над головой закружил гигантский изголодавшийся птеродактиль.         

Неандерталец гордо расправил спину, сжал в левой руке деревянную дубинку, и мышцы его левого плеча красиво и сильно напряглись.

— Со всех сторон обложили, падлы… Живым не дамся… — на хорошем английском языке прошептал неандерталец, и в этот момент лейтенант Кларк проснулся.

«Экая дурь то привиделась… Прав был Гойя, сон рождает чудовищ… подумал Бобби Кларк. — Это все визит в музей навеял…»

*    *    *

Ровно в десять часов утра Бобби Кларк подъехал в музей Палеонтологии и без труда разыскал мистера Дональда Рида.

— Добрый день, мистер Кларк, — дедушка приветливо улыбнулся полицейскому из Скотланд—Ярда. — Я обследовал череп неандертальца по вашим вопросам. Значит, следы заживления в области костного дефекта отсутствуют. А в полости черепа я обнаружил несколько мелких костных фрагментов, немного песка и немного земли. За давностью лет от мозга неандертальца, естественно, ничего не осталось.

— Благодарю вас, мистер Рид. Скорее всего это было не покушение на убийство и не убийство, а дефект черепа получен в результате…

 

Вопрос: В результате чего был получен дефект черепа неандертальца?

… Скорее всего дефект черепа был получен недавно во время раскопок в результате удара по нему лопатой ведущего раскопки археолога.

Дело №2 Убийство на планете YY 56/123

Дело №2 Убийство на планете YY 56/123

Алексей Бенедиктов

12 сентября. 2039 год.

Лондон. Нью Скотланд-Ярд. 

Кабинет Дивизионного комиссара Джеймса Хью.

— Я не понимаю почему Скотланд-Ярд должен заниматься преступлениями далеко за пределами планеты Земля? — сказал дивизионный комиссар Джеймс Хью и поправил кобуру подмышкой. — У нас и здесь работы хватает. В Лондоне ещё немало маньяков, серийных убийц и клофелинщиц, разгуливающих по улицам.

В кабинете дивизионного комиссара сидели суперагент Скотланд—Ярда лейтенант Роберт (Бобби) Кларк и представитель НАСА полковник Рой Мюллер.

— Сэр, от лица НАСА приношу Вам извинения за беспокойство, но мы очень рассчитываем на вашу помощь… Ваш опыт в раскрытии особо тяжких,  тяжких, легких и очень легких преступлений, ваш блестящий интеллект, огромный кругозор, аналитический склад ума, ваша интуиция и утонченный юмор…

— Оставьте, полковник! Я уже староват для лести… Раз пришли, выкладывайте что у вас там стряслось в космосе. Мы с лейтенантом Кларком постараемся помочь НАСА… Я ведь в детстве и сам мечтал стать космонавтом, но в то неспокойное время Англия остро нуждалась в молодых талантливых детективах, и пришлось пожертвовать своим желанием… — устало сказал дивизионный комиссар, раскуривая любимую трубку.

— Кстати, я тоже хотел в космос, но моя тетя Молли привела меня работать в полицию, в убойный отдел… — вспомнил лейтенант Кларк, доставая пачку сигарет.

— Итак, джентльмены… — начал свой рассказ полковник НАСА. — ЧП произошло трое суток назад по межгалактическому времени. Наш космический корабль «Одиссей» возвращался с Альфа Центавры на Землю с ценным грузом — двадцатью тоннами циклопентан—пергидро—фенантрена на борту.

— Это органическое соединение из группы насыщенных тетрациклических углеводородов, если мне не изменяет память? — спросил дивизионный комиссар Джеймс Хью.

— Да, из группы насыщенных тетрациклических углеводородов… — подтвердил полковник Мюллер. — Этому веществу цены нет в народном хозяйстве. Где только оно не используется…

Бобби Кларк не без труда мысленно представил химическую формулу циклопентан-пергидро-фенантрена.

— Кроме этого груза на борту космического корабля был только экипаж в составе: капитан корабля пилот—космонавт высшего класса, штурман, бортинженер и врач, он же по совместительству на корабле работал поваром.

«Врач по совместительству повар?.. Это, наверное, чтобы сэкономить на белых халатах…» — предположил Бобби Кларк.

— Можно я буду называть наших космонавтов просто «ребята»? — спросил полковник.

— Можно, — не раздумывая ответил дивизионный комиссар.

— Так вот, ребята летели с Альфа Центавры уже шесть месяцев в вирп—поле, искривляющем пространственно—временной континуум. До Земли им оставалось еще четыре месяца беспрерывного полета… Ребята, конечно, устали. И тут у них на пути оказалась планета YY 56/123. Ребята знали по справочнику, что эта планета почти точная копия Земли: кислородная атмосфера, гравитация, как на Земле, чистая вода, и местные жители — туземцы очень похожие на американских индейцев второй половины XIX века, — полковник НАСА Рой Мюллер тяжело вздохнул. — В общем, нарушая инструкции, ребята решили приземлиться на этой планете, чтоб немного расслабиться, передохнуть от полета на пару суток. Тем более, у местных туземцев когда—то уже был один контакт с исследовательской космической экспедицией с Земли, и были они настроены по отношению к землянам очень дружелюбно.

— То есть, наши космонавты, без крайней необходимости, нарушая все инструкции, взяли и посадили космический корабль на какой-то планете? — дивизионный комиссар неодобрительно покачал головой.

— Ну, устали, ребята… Я их, конечно, не одобряю, но и не осуждаю… — полковник Мюллер вытер платком капельки пота на лбу. — Посадка прошла успешно, местные жители приветливо встретили землян.

— Значит, местные жители — туземцы очень похожи на земных индейцев времен освоения Дикого Запада? — спросил Бобби Кларк.

— Очень похожи и внешне, и по уровню развития. Возглавляет у них сообщество тоже вождь. Ребята подарили туземцам кое—какие сувениры полезные…

— Уж не бусы ли из стекла?

— Точно не знаю, но главное ведь внимание… А сами попросили у туземцев свежего мяса…

— Свежего мяса? — изумился дивизионный комиссар Джеймс Хью. — В каком смысле?

— Ну, свежего мяска на шашлычок, на барбекю… — ответил полковник Мюллер.

— Туземцы, что тоже говорят на английском? Как они друг друга понимали или общение шло на языке жестов? — поинтересовался Бобби Кларк.

— Сейчас широко применяется межгалактический голосовой онлайн переводчик. Через него практически мгновенно идет перевод на нужные языки по динамику… Туземцы с радостью зарезали для ребят местного барана. У них там  и бараны очень похожи на наших земных…

— Ну, это то как раз и не удивительно, бараны они везде бараны, — заметил дивизионный комиссар.

— Туземцы сразу же развели большой костер и прямо на вертеле зажарили барана для гостей из космоса. Ребята со своей стороны достали из корабля два ящика шотландского виски и предложили туземцам присоединиться к пикнику.

— Фактически предложили туземцам «огненную» воду… — Джеймс Хью отложил в сторону погасшую трубку. — Наших космонавтов было четверо, а сколько было туземцев?

— Туземцев тоже было четверо. Вождь и трое его соплеменников.

— И сколько же они выпили на восьмерых?

— Точно не скажу, сэр, но судя по показаниям командира космического корабля, которые он нам выслал по космической связи, выпили они изрядно. Когда закончилось виски, врач принес канистру медицинского спирта из аптечки космического корабля.

— Какой позор, — дивизионный комиссар неодобрительно покачал головой.

— Ну, не рассчитали ребята, расслабились. Свежий воздух, под ногами зеленая травка, природа, как дома, мясо свежее, приготовленное на открытом огне с легким запахом дымка от костра… К сожалению, со спиртным они, конечно, не рассчитали: слишком много приняли на грудь, возможно, сказалось, что наши пили с устатку, а у местных туземцев имеются проблемы с ферментом расщепляющим алкоголь.

— Алкогольдегидрогеназой, — предположил Бобби Кларк.

— Полковник, мы же взрослые люди. Давайте называть вещи своими именами. Наши космонавты и местные туземцы нажрались, как свиньи, — жестко произнес дивизионный комиссар Джеймс Хью.

— Да, сэр. Они действительно нажрались, как свиньи… Но это ещё не всё. Беда подкралась незаметно… В какой—то момент пьянки, слово за слово, между вождем туземцев и штурманом космического корабля вспыхнул конфликт. Кто кого уважает — не уважает. В начале была словесная перепалка, а потом конфликт перешел в драку на кулаках.

— Какой позор! Допились до мордобоя!.. Я вспоминаю, как в далеком детстве, мы босоногие пацаны кто с Бутчер-Роу, кто с Пикадилли мечтали стать космонавтами… И вот как выглядит эта романтическая профессия в наши дни… — дивизионный комиссар нахмурил брови. — Значит, сцепились вождь и штурман, что было дальше?

— Пару раз вождь хватался за свой топор, чтоб зарубить штурмана, а штурман хватался за разводной гаечный ключ, чтобы убить им вождя. Их, естественно, разняли, вроде как даже, помирили, и потом, вроде, все мирно продолжили выпивку…

— Как бы выкурили трубку мира и закопали топорик войны?

— Как бы… В общем, продолжили выпивать и вырубились от выпитого все примерно в одно и тоже время под утро, ближе к рассвету. Космонавты не смогли добраться до космического корабля, а туземцы — до своих хижин. Поэтому все заснули, как большая дружная семья, прямо на земле, на поляне, где горел костер и на вертеле жарили барана.

— Вырубились от выпитого и заснули прямо на земле! — дивизионный комиссар в сердцах хлопнул себя по ляжке. — Изумительная была картина. Хорошо хоть среди экипажа не было женщин, а среди местных жителей туземок, это ведь могло перейти ещё и в оргию…

— Женщин и туземок не было. Была мужская компания… — подтвердил полковник Мюллер.

— Вырубились и заснули. Что было дальше? — сурово спросил Бобби Кларк.

— Как положено по уставу, первым проснулся капитан космического корабля пилот высшего класса. Он и обнаружил, что вождь злодейски убит. Капитан увидел вождя, лежащего на животе, а на спине у него над правой лопаткой расплылось большое пятно крови.

— Где находился труп?

— На поляне, метрах в пятидесяти от костра… Как положено по инструкции, капитан зафиксировал все на видеокамеру и провел опрос—дознание со всеми участниками пирушки.

— Конечно же, никто ничего не видел и не слышал, — предположил дивизионный комиссар.

— Да, ни туземцы, ни члены экипажа ничего не видели, потому что крепко спали там же на поляне.

— Пить надо меньше… — резонно заметил Бобби Кларк.

— Как положено по инструкции, роль судебно-медицинского эксперта пала на врача. Он установил, что смерть вождя наступила от удара колюще—режущим предметом под правую лопатку. Был начат поиск орудия преступления и вскоре в костре был найден нож, которым накануне туземцы резали барана. Рукоятка ножа обгорела, но, судя по сохранившемуся клинку и характеру раны, врач сделал вывод, что это и было орудие убийства. Труп вождя не может быть доставлен на Землю, а вот нож будет доставлен и исследован криминалистами, но это произойдет только через несколько месяцев по возвращению корабля на Землю.

— Это понятно, — дивизионный комиссар раскурил трубку и поправил кобуру подмышкой.

— Основной подозреваемый штурман. У него был серьезный конфликт с вождем, — продолжил полковник Мюллер. — Командир корабля допросил его в первую очередь, но штурман утверждает, что крепко спал и ничего противозаконного не делал. Конечно, штурман должен был понимать, что в случае убийства подозрение сразу же падет на него — слишком очевидным у него был конфликт с вождем… И ещё, по данным анкеты, на Земле штурман трижды проходил психологические курсы по управлению гневом.

— Похоже, что в управлении гневом он не слишком преуспел, — дивизионный комиссар глубоко затянулся трубкой и пустил табачный дым через левую ноздрю.

— С другой стороны, по результатам первой экспедиции на этой планете получены данные о том, что у местных жителей есть серьезные проблемы с лимбической системой головного мозга.

— С системой отвечающей за эмоции? Но это же очень важно… — оживился Бобби Кларк. — У них проблемы с гиппокампом, гипоталамусом, поясной извилиной, миндалевидным телом или ретикулярной формацией?

— Наверное, со всем вами перечисленным, — ответил полковник Мюллер. — Местное население внешне приветливое, но внутренне туземцы очень даже агрессивны и завистливы. Они очень склонны к интригам, эгоцентризму, нарциссизму и позерству. У них идет жесткая конкуренция и борьба за власть. Так что место вождя — это такой лакомый кусочек для его соплеменников и, вполне возможно, что кто—то из троих его соплеменников решил воспользоваться ситуацией и убил вождя, как раз рассчитывая, что подозрение падет на штурмана, который серьезно конфликтовал с вождем накануне.

— Вообще—то, место вождя всегда и везде лакомый кусочек, — заметил Бобби Кларк.

— А дело то очень даже простое… Можно сказать, бытовуха на почве алкоголизма на далекой планете… Убийца вождя штурман. Не смог он простить вождю обиду, не научился контролировать гнев. Наломал дров по пьяни… Надеялся, что подозрение на туземцев падет… Не так ли, лейтенант Кларк? — спросил дивизионный комиссар.

— Согласен, шеф. Дело элементарное. Проснулся штурман первым, наверняка, ещё нетрезвым, когда все спали, вспомнил конфликт с вождем, гнев в нем закипел, взял нож разделочный и ударил им своего обидчика — спящего вождя. Ударил под правую лопатку, а не под левую, где находится сердце, и куда должен был бы нанести удар преступник с планеты Земля. Запутать следствие хотел. Тут до него нетрезвого дошло, что на ноже его отпечатки пальцев остались, а нож наверняка будут исследовать криминалисты на Земле. Но просто где—то хорошо запрятать нож нельзя, и стереть отпечатки нельзя — сразу поймут что это сделал человек, а не туземец, понятия не имеющий об отпечатках пальцев. Вот он и решил в костер нож бросить, чтоб рукоятка обгорела, и отпечатков пальцев на ней не осталось. Теперь поди докажи, что это не туземец убил вождя, чтобы его место занять, и что это не туземец нож в костер бросил. И подумал штурман, что вроде выпутался, но один пустячок не учел…

 

Вопрос: Какой пустячок не учел штурман?

… Штурман выбросил нож в костер, а этого бы не стал делать туземец, так как от места преступления до костра надо было специально пройти метров пятьдесят. Туземец или оставил бы нож в теле вождя, или бросил его где-нибудь совсем рядом с трупом. 

Дело №1 Ограбление на космодроме в Уэльсе

Дело №1 Ограбление на космодроме в Уэльсе

4 августа. 2039 год.
Лондон. Нью Скотланд-Ярд.
Кабинет Дивизионного комиссара Джеймса Хью.

Дивизионный комиссар, как обычно, располагался в своем старомодном кожаном кресле без подогрева, попыхивая неизменной трубкой. Верхняя пуговица на его рубашке была расстегнута, узел галстука ослаблен и децентрован. Из кобуры подмышкой высовывалась сильно потертая рукоятка старого револьвера Смит—Вессона 38 калибра. Напротив комиссара стоял высокий тридцатилетний, хорошо сложенный брюнет — суперагент Скотланд—Ярда лейтенант Роберт (Бобби) Кларк. Одет лейтенант был по последней моде: клетчатый двубортный пиджак, брюки клеш от бедра, черная водолазка, на ногах тупорылые полуботинки на массивной подошве.

— Прямо сейчас срочно вылетай на космодром в Уэльсе, — сказал дивизионный комиссар, взглянув на свои наручные часы с трещиной на пуленепробиваемом стекле.

— Случилось что—то экстраординарное, шеф?

— Да. Там произошло ограбление некого Майкла Фишера. Он планировал лететь на Луну, на лунную станцию, где его дочь работает швеей—мотористкой. 

— Что делает швея—мотористка на лунной станции? — Бобби Кларк удивленно вскинул брови.

— Наверное, латает старое белье космонавтов и персонала станции: их кальсоны, носки, старые скафандры. Что тут непонятного? Со временем изнашивается не только сам человек, но и его одежда. Но сейчас не об этом… Вёз Майкл Фишер на Луну в подарок дочери на день её рождения кольцо с очень большим фантазийным бриллиантом. Ювелирная работа эксклюзивная, бриллиант красного цвета в 2 карата.

— Дорогой подарок.

— На Луну должен был лететь космический корабль в составе экипажа и пятидесяти пассажиров, среди которых были как жители Земли, так представители других планет, тоже гуманоиды. Для представителей других планет полет был туристический.

— И как было похищено кольцо? — спросил Бобби Кларк.

— Рейс отложили на два часа по техническим причинам — возникли какие—то проблемы в разгонном блоке. Пока чинили космический корабль, Майкл Фишер решил провести время в парке при космодроме. И там его кто—то подло оглушил, ударив сзади по голове, и ограбил.

— А записи камер видеонаблюдения космодрома?

— В парке они не установлены.

— На всем экономят! — Бобби Кларк в сердцах хлопнул себя по ляжке. — Цены на билеты задирают до небес, доплату за перевес багажа тоже задрали до небес, кормить на коротких межпланетных рейсах перестали, курить на коротких межпланетных рейсах запретили, а лишнюю камеру на космодроме поставить не могут…

— Сейчас не об этом… Когда Фишер пришел в себя и сообщил о случившемся службе безопасности космодрома, они оперативно выяснили, что кроме Фишера примерно в это же время из здания космодрома в парк выходили только двое: гражданин планеты Земля некий Серж Валентен и инопланетянин с планеты WRE 245. Временно задержали обоих.

— Кольцо при них, естественно, не обнаружили?

— Естественно, скорее всего грабитель припрятал его где—то там же в парке. Ищи теперь иголку в стоге сена. Вор может вернуться за кольцом через несколько месяцев, может послать за ним своего сообщника, — дивизионный комиссар поправил кобуру подмышкой. — А потом нелегально продать кольцо на межпланетном черном рынке.

— То есть подозреваемых в преступлении двое: гражданин Земли Серж Валентен и инопланетянин с планеты WRE 245?

— Именно так. Жители планеты WRE 245 тоже гуманоиды. Почти как люди, только без волос, и у них три ноздри и одно ухо.

— Жаль, Альфред Хичкок не дожил… —  вскользь заметил Бобби Кларк.

— Давай без ксенофобии. Наша планета мать—Земля должна радушно принимать любых инопланетян. И гуманоидов, и не гуманоидов, и козявок, и зверюшек инопланетных, даже, если они выглядят очень диковинно, а иногда и кошмарно. Просто ведь жуть, как выглядят некоторые инопланетяне… Но мы должны абсолютно всех радушно принимать… Всех… Или почти всех… Ну, или большую часть… — шеф отложил в сторону погасшую трубку.

— Я не представляю, шеф, как инопланетянин, пусть и гуманоид, мог вдруг оказаться замешан именно в этом ограблении?

— Дело в том, что жители планеты WRE 245  обладают телепатией. В здании космодрома инопланетянин вполне мог оказаться рядом с Фишером и случайно прочитать его мысли о кольце с очень дорогим камнем, которое он везет своей дочери, а позже воспользоваться задержкой рейса и походом Фишера в парк… Преступники, наверняка, есть во всех уголках необъятной Вселенной, на всех обитаемых планетах, и даже на необитаемых планетах, — сказал дивизионный комиссар, сурово нахмурив брови. — Я в этом ничуть не сомневаюсь…

— Извините, шеф, но, что делают преступники на необитаемых планетах?

— На необитаемых планетах преступники отсиживаются и пережидают пока их ищут на обитаемых планетах.

— Теперь понятно, преступники есть везде… Конечно, на Земле за инопланетянами глаз да глаз нужен, некоторые из них прохиндеи ещё те. Помните, в прошлом году арестовали на пятнадцать суток инопланетянина с Альфа Центавры очень похожего на макаку резус за дебош, который он устроил в ресторане в центре Лондона. Прилетел на Землю, в тот же день напился, начал приставать к нашим официанткам, бил посуду, отпускал скабрёзные шутки… — вспомнил Бобби Кларк. — Так что, если задержанный сегодня гуманоид обладает телепатией, возможно, он и приложил руку к ограблению.

—  Конечно, нельзя исключить, что Фишера ограбил наш доморощенный землянин Серж Валентен. Валентен и Фишер живут в Ливерпуле. Валентен вполне мог оказаться в курсе того, что Фишер купил такой ценный подарок, и давно пас Фишера, поджидая момент удобный для ограбления.

— Господин Валентен раньше к уголовной ответственности привлекался? 

— Не привлекался. Вообще, у него очень тихая и мирная профессия.

— Он библиотекарь? — предположил Бобби Кларк.

— Нет, он бретэлье.

— Профессия действительно тихая, можно сказать, романтическая… — не слишком уверенно произнес Бобби Кларк. — Профессии разные нужны, профессии разные важны…

— Сейчас Валентен и инопланетянин временно задержаны. Временно. Инопланетянина без оснований долго удерживать нельзя. Может вспыхнуть межпланетный скандал. Так что срочно лети на космодром и разбирайся, кто преступник.

— Понял, шеф. Прямо сейчас полечу и разберусь… — твердо пообещал лейтенант Кларк.

*    *    *

Через 37 минут суперагент Скотланд—Ярда Бобби Кларк уже стоял в комнате службы безопасности космодрома Уэльс и через тонированное стекло смотрел на задержанных: Сержа Валентена и гуманоида с планеты WRE 245. Элегантно одетый с коротко подстриженными усиками профессионального обольстителя господин Валентен выглядел абсолютно спокойным. Он сидел почти не двигаясь с маской полного безразличия на лице. Гуманоид—инопланетянин наоборот явно нервничал, периодически почесывал свой нос с тремя ноздрями и единственное ухо.

— Мистер Кларк, вы пока можете начинать допрос мистера Валентена, а с минуты на минуту прибудет переводчик языка планеты WRE 245, — предложил начальник службы безопасности космодрома.

— Не стоит терять время на допросы, mon ami — ответил лейтенант Кларк. — Я знаю, кто украл кольцо…

Вопрос: Как суперагент Бобби Кларк догадался, кто совершил преступление?

… Если гуманоиду с планеты WRE 245 нужен переводчик, значит, он не знает английского языка. Поэтому, даже обладая телепатией и находясь рядом с мистером Фишером, гуманоид не смог бы понять, о чем мистер Фишер думает, и что он имеет при себе ценную вещь. Из этого следует, кражу совершил Валентен.